Учебно-методический комплекс "История экономики"

Учебно-методический комплекс "История экономики"
Перейти на сайт obuhova-istu.ru

Введение

Тема I. Хозяйственные отношения в древнейших очагах цивилизации. Азиатский способ производства (IV тыс. до н. э. — начало I тыс. н. э.)

Тема 2. Античное рабство

Тема 3. Формирование аграрного общества в Европе в эпоху Средневековья. Основные признаки феодализма

Тема 4. Первоначальное накопление капитала в государствах Европейской цивилизации (XV — сер. XVII в.

Тема 5. Становление рыночной экономики в странах Западной цивилизации. Промышленный переворот. Индустриализация (конец XVIII — начало XX в.)

Тема 6. Развитие мирового капиталистического хозяйства в конце XIX- начале XX вв. Научно-технический прогресс

Тема 7. Развитие мирового хозяйства между двумя мировыми войнами (1918—1939 гг.)

Тема 8. Развитие мировой экономики во второй половине XX в. Два мира — две системы (1945—1991 гг.)

введение

Глава 1 ПЕРИОД СТАНОВЛЕНИЯ ВОСПРОИЗВОДЯЩЕГО ХОЗЯЙСТВА, ТИПЫ ДОКАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ХОЗЯЙСТВА

Глава 2 ФЕОДАЛЬНАЯ СИСТЕМА ХОЗЯЙСТВА СУЩНОСТЬ ФЕОДАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ

Глава 3 ГЕНЕЗИС КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКИ. ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

Глава 4 ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ ЗАПАДНОГО МИРА. ПРОМЫШЛЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ В АНГЛИИ

Глава 5 ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В РАЗВИТИИИ МИРОВОГО КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ХОЗЯЙСТВА В КОНЦЕ XIX- НАЧАЛЕ XX ВВ НАУЧНО- ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС

Глава 6 РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИКИ ВЕДУЩИХ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ ГОСУДАРСТВ В МЕЖВОЕННЫЙ ПЕРИОД

Глава 7 СТАНОВЛЕНИЕ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ СОЦИАЛИЗМА В СССР

Глава 8 ХОЗЯЙСТВЕННОЕ РЕФОРМИРОВАНИЕ В СТРАНАХ ЗАПАДА В 1970-1990-е ГГ.

Глава 9 РЕФОРМИРОВАНИЕ ХОЗЯЙСТВЕННОГО МЕХАНИЗМА В СТРАНАХ ВОМСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ

Глава 10 РЕФОРМИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ В СТРАНАХ АЗИИ И КУБЫ

Заключение

Библиография

ПЕРИОД СТАНОВЛЕНИЯ ВОСПРОИЗВОДЯЩЕГО ХОЗЯЙСТВА, ТИПЫ ДОКАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ХОЗЯЙСТВА

Особо важную роль в совершенствовании общественных отношений сыграла «неолитическая революция» - рождение земледелия и скотоводства. Эти новые хозяйства стали делом мужчин. До «неолитической революции» человек еще в полном смысле не выделился из животного мира: как животные он пользовался имевшейся в природе растительной пищей или, подобно хищникам, убивал и ел других животных. Производства как такового не было, поэтому говорить о труде, о производительности труда можно лишь условно. Революция же заключалась в том, что с появлением земледелия и скотоводства человек перешел от добывающего типа хозяйства к производящему. Это стало решающей предпосылкой перехода к цивилизации. Земледелие и скотоводство появились не одновременно для всего человечества. В силу природно-климатических и социальных условий переход к воспроизводящему хозяйству происходил в одних общинах раньше, в других – позже. По археологическим данным, земледелие и скотоводство как ведущие отрасли хозяйства появились лишь в конце периода первобытнообщинных отношений. В процессе перерастания присваивающего хозяйства в воспроизводящее шло дальнейшее развитие общественных отношений и производительных сил. Появились новые способы изготовления орудий труда: пиление, полировка, шлифовка и т.д. Создавались все более разнообразные деревянные орудия труда и бытовые изделия из дерева. Возникли прядение и ткачество. Возникли средства водного и наземного передвижения. Таким образом, воспроизводящее хозяйство создало независимость людей от наличия готовых продуктов природы. В силу местных условий общины стали специализироваться одни на земледелии, другие - на скотоводстве. Специализация общин, обусловившая переход к кочевому скотоводству, в конечном счете привела к выделению пастушеских племен из всей массы первобытных племен. Это явилось первым крупным общественным разделением труда. ( Маркс К. Энгельс Ф. Соч., т.21, стр. 160) Сам процесс появления скотоводства и земледелия, конечно, занял колоссальное количество времени в истории человечества, однако имеет немало заслуг, так, например скотоводство зародилось на базе экономики охотников и стало причиной первого симбиоза человека с другим видом (приручение собаки); глобального расселение человечества (это легко понять в свете современных спортивных достижений: оказывается, человеку вполне под силу переплыть Тихий океан на веслах, а Атлантический — и вовсе вплавь). Охота на крупных животных требовала больших загонных ареалов. Поэтому слабыми местами данного типа экономики являлись: прозрачность огромных охотничьих зон для проникновения соседних народов (это породило бесконечные территориальные войны) и перепромысел, ведущий к истощению запасов диких зверей. Поисками нетронутых ареалов охоты и были вызваны миграции народов, приведшие к заселению всех континентов. В наше время охотничьи цивилизации сохранились только в Экстремальных природных условиях — экваториальных тропических лесах (пигмеи Конго, индейцы Амазонии), частично в тундре Арктики, где охотничий промысел сочетается с оленеводством. Следующим этапом развития экономики охотников стало кочевое скотоводство. Данный тип экономики произошел от загонной охоты: группы охотников со своими собаками, попадая на естественные маршруты сезонных миграций диких животных, постепенно становились сначала пассивными (подобно некоторым хищникам — волкам, львам), затем — активными пастухами, производящими селекцию животных и управляющими движением стад. Следовательно, способ эксплуатации почвы скотоводы просто переняли у животных. Симбиоз человека с разнообразным одомашненным животным миром (особенно крупным и мелким рогатым скотом и лошадью) и породил очень своеобразный тип степной экономики,построенный на регулярных управляемых миграциях скота в места, где есть трава, из тех мест, где она уже выедена. В сути кочевой экономики далеко не все ясно в частности, характер собственности на скот и пастбищную территорию. Но какова бы ни была собственность, при данном типе хозяйства обязательно преобладали мясомолочная пища, полигамия (многоженство), власть патриархов (при невысокой ценности человеческой личности).

Скотоводческий тип хозяйства благодаря своей мобильности(со скотом мигрирует весь народ) оказал огромное влияние на экономическое развитие всего мира. Кочевые скотоводческие народы особенно сконцентрировались на просторах Великой степи — огромной равнины, протянувшейся в Евразииот Карпат до тунгусской тайги. Здесь сформировалось хозяйство тюркских, угро-финских, иранских народов, Отсюда некоторые из этих народов совершили поистине великие миграциивплоть до черноморского, средиземноморского и даже атлантического побережий, что вызвало важные изменения в социально-экономической жизни целых континентов. Кочевой тюркоязычный народ хунну (гунны), стартовав во второй половине IV в, н.э. из Приуралья (все миграцирующие на Запад народы прошли через «во­рота» между южными отрогами Урала и северным побережьем Каспия) и возглавив большой межэтнический союз племен, дошел почти до Атлантики и с великим трудом был отброшен войсками Римской империи и ее союзников на Дунай. Миграции печенегов, половцеви других тюркоязычных народов Великой степи в Северное Причерноморье в X — XII вв. и их давление на Киевскую Русь привели к переносу центра государства восточных славян из Приднепровья во Владимиро-Суздальскую Русь, а нашествие монголовв XIII в. — к превращению Руси в полуколонию татаро-монгольского государства Золотая Орда.

Миграция венгровв X в. в Центральную Европу вызвала необ­ходимость для отпора этому вторжению внести большие изменения в военную организацию и социально-экономическую структуру Германии. Сами венгры, потерпев поражение и перейдя к оседлому образу жизни, создали на Дунае свое государство, подчинившее на целые века ряд окружающих славянских народов — хорватов, словаков, русинов и др.

Но самые грандиозные историко-экономические последствия имела миграция турокв Малую Азию, где они осели и, образовав свое государство, в XIV — XVI вв. постепенно подчинили себе Ближневосточный, Балканский, Азово-Черноморский, Североафриканский регионы. Турецкая (Османская) империя стала огромным препятствием в средиземноморской торговле Европы со странами Востока и стимулировала поиски европейцами других коммуникаций, которые в конце XV в. привели к открытию Америки, морского пути в Индию и образованию мировой экономики.

Сосредоточение усилий на той или иной отрасли (скотоводство или земледелие) способствовало повышению и ускорению роста производительности труда, созданию на этой основе запасов пищи и значительному увеличению числа членов общины. Получение регулярно избыточного продукта способствовало превращению его в прибавочный продукт. Первое крупное разделение труда привело к появлению обмена, создались условия для возникновения новых отношений людей по производству, распределению, обмену, потреблению. Этот новый тип отношений привел к исчезновению коллективной собственности на средства производства, результаты труда, жилище. Выделяется моногамная семья. Основанием для этого стала повысившаяся производительность индивидуального труда. Например, в земледелии после появления плуга, который тащили тягловые животные, отпадала необходимость в коллективной обработке земли. Тоже произошло и в области добывания мясной пищи. Если прежде требовались усилия большой группы охотников, то теперь в условиях развитого скотоводства, чтобы заарканить животное не было нужды в общем труде всех членов общины. Родовую общину сменила соседская. Причем, каждая семья вела теперь отдельное хозяйство на выделенных участках земли, но пахотная земля оставалась в собственности общины. Она периодически переделялась между членами общины. В общей собственности сохранялись также выгоны, пустоши, леса. Велись совместные работы: раскорчевка, ирригационные работы и т.д., продолжал существовать и обычай взаимопомощи. Но обработка земли проводилась самостоятельно, и урожай присваивался ею же. То есть, в соседской общине рядом с коллективной собственностью возникла частная собственность.

В этот период были открыты полезные свойства металла, и началось его производственное использование. Век металлов делится на два периода: бронзовый век и железный век. Бронзовый век, начался в 4 тысячелетии до н.э. – это период, когда широко распространились изготовленные из бронзы орудия труда и оружие, употреблявшиеся наряду с каменными. Железный век – 2-1 тысячелетие до н.э. – это время, характеризующееся распространением металлургии железа и железных орудий. Так как и поныне железо остается важнейшим материалом современной эпохи, то можно говорить, что железный век продолжается до сих пор.

Использование меди и бронзы (сплав меди и олова, иногда также сурьмы, свинца, мышьяка, цинка в различных пропорциях. Лучшее соотношение – 90% меди, и 10% олова.) не внесло существенных изменений в способы добывания пищи и средств существования. Эти металлы и сплавы мягкие, поэтому они не вытеснили каменные. Рабочие свойства камня выше, да и источники камня есть повсюду, а вот источники сырья для бронзы очень редки. Медь добывали на украшения и оружие. Конец бронзового века наступил, когда бронзу вытеснило железо. Несмотря на то, что железо самый распространенный металл, оно было очень поздно освоено человеком, т.к. почти не встречается в природе в чистом виде и очень трудно обрабатывается. Еще в глубокой древности человечеству было известно метеоритное железо, из которого изготавливали единичные украшения, найденные в Египте в могилах 4 тысячелетия до н.э. Но древнейший способ получения железа из руды – сыродутный процесс – был открыт лишь во 2 тысячелетии до н.э. И начался век железа.

Конгломеративным типом экономики скотоводов и земледельцев стала экономика народов горских цивилизаций.В высоких горах, покрывающих значительную часть земной суши, расселение людей, значит, и ведение хозяйства, возможно только по склонам ущелий, которые являются природными акведуками ледников. Хотя хозяйство горцев включает обычные земледелие и скотоводство, оно имеет одну особенность, которая и делает его отдельным типом экономики. Эта особенность — неизбежный массовый отход молодежи в силу аграрного перенаселения как следствия дефицита пахотной и пастбищной земли. И в наше время для пашни там нередко используются плоские крыши жилых домов, а увеличение поголовья скота сверх определенных пределов влечет за собой полное исчезновение кормовых трав на горных лугах и зарастание их травами, которые скот не ест. Это обстоятельство было ярко продемонстрировано в экономике горного Карпатского региона, где после присоединения к Советскому Союзу произошло плановое увеличение поголовья скота.

В течение многих столетий отход горской молодежи носил исключительно характер военного найма юношей Швейцарии, Шотландии, Северного Кавказа. Из них состояли, в частности, гвардии целого ряда государств (Франция, Англия, Египет и др.) С развитием в Европе фабрично-заводской индустрии и железных дорог военный наем горской молодежи уступил место хозяйственному (широко известны кавказские, западноукраинские и прочие строительные артели). Как бы там ни было, и в наше время местная экономика по-прежнему не в состоянии занять все население горных ущелий, что обусловливает его отходничество, создает ряд экономических и политических проблем, как на родине, так и в местах, куда направлен отход.

Азиатский способ производства (речные цивилизации)

Растениеводство (симбиозе человека с растениями), столь же древнее, как загонная охота. Один из самых древних типов растениеводства сложилсяза 3000 тыс. лет до н.э. в долинах великих рек Востока — Тигра и Ефрата, Нила, Ганга, Хуанхэ, Аму-Дарьи и др. (а также в доколумбовой Центральной и Южной Америке). Режимы земледелия здесь полностью зависели от гидрорежима. Поэтому главным условием производства сельскохозяйственных культур и, следовательно, самого существования людей, было искусственное регулирование режима рек при помощи дамб и каналов для обводнения (гидромелиорации) исключительно пло­дородной почвы. При жарком климате это обеспечивало в нормальные (без стихийных бедствий) годы довольно высокие урожаи злаков, овощей и фруктов.

Техника первобытного общества была столь низкой, что человек своим трудом мог прокормить лишь себя и свою семью. При этом условии никаких классов и классовой эксплуатации не существует: нельзя эксплуатировать человека, который сам потребляет все, что производит. С появлением железных орудий труда производительность повышается, появляется прибавочный продукт, то есть теперь человек мог добывать больше пищи, чем потреблял сам. За счет этого прибавочного продукта теперь могли жить люди, которые сами пищу не добывали. Они могли заниматься наукой, искусством, ремеслами. Но для того, чтобы эти люди могли существовать, надо было отобрать прибавочный продукт. А это было возможно только при разделении общества на классы и рождение государства. Таким образом, увеличение производительности труда и появление прибавочного продукта привело к рождению государства, классов и цивилизации.

В благоприятных климатических условиях и на плодородных почвах можно было получать значительный прибавочный продукт даже при низком уровне техники. Семья рядового крестьянина получала урожая в 3–4 раза больше, чем нужно было ей для удовлетворения потребностей. Но в отсутствие механизации только коллективный труд больших масс людей мог справиться с исключительно трудоемким ирригационным строительством. Люди регулировали реки, но и вся их жизнь, в свою очередь, регулировалась реками. Оросительую систему нельзя было разделить. В то же время работы по орошению требовали коллективных усилий, поэтому долгое время сохранялась община. Оросительная система была собственностью государства. Но земля без воды не представляет ценности. Поэтому государство стало верховным собственником земли. Ирригационная экономика являла собой, по-видимому, самый ранний пример командно-распределительной системы — без центрального управляющего и учетного органа невозможно было поддерживать гидромелиоративную сеть вдоль великих рек. Поскольку ручные земляные работы были исключительно трудоемкими (120 — 150 тыс. чел./час на 1 км канала ), а материальные стимулы в условиях натурального хозяйства не действовали, управление этими работами должно было быть не только централизованным, но и обожествленным (цари вполне официально считались живыми богами). Отсюда — огромное значение в управлении хозяйством мифологии и жрецов как ее интерпретаторов, а также бюрократии — для контроля и учета (чтобы вы­дать работнику вавилонского государственного хозяйства пару сандалий, требовалось выписать 9 глиняных табличек-накладных). Государство, как распорядитель ирригационных работ и распределитель воды, являлось верховным собственником и всех орошаемых земель, которыми распоряжалось через царские (государственные) или храмовые хозяйства. Крестьянские общины имели право наследственного пользования за натуроплату, размер которой устанавливался не по амбарному, а по биологическому урожаю (определялся до жатвы чиновниками).

Итак, непосредственным производителем материальных благ в ирригационных системах был крестьянин, юридически свободный, но обязанный государству трудовой повинностью. Производственный труд рабов по самым элементарным экономическим причинам не мог применяться; не было не только дефицита, но существовал избыток трудовых ресурсов (населения в трудоспособном возрасте). В период разливов рек, когда сельскохозяйственные работы прекращались, эти избыточные трудовые ресурсы необходимо было занять. Поэтому-то древневосточные государства силами трудообязанных крестьян могли вести строительство грандиозных сооружении — египетских пирамид, вавилонских башен, великой китайской стены и пр. Такие сооружения в древности причислялись к «чудесам света». Поражают они и сейчас...

Рабство захваченных на войне и кабальных (несостоятельных должников) людей носило домашний, а не производственный характер,, преследовало политические и идеологические цели. Огромные массы слуг в домах царей и знати, многонациональные гаремы — все это лишний раз подчеркивало престиж деспотии, ее безграничную власть. Поэтому правовое положение рабов не очень отличалось от положения свободного населения: фактически все были рабами государства.

Ирригационные системы Древнего Востока возникли на базе каменной техники. Через две-три тысячи лет эти страны стали родиной металлургии. Выше среднего уровня, кроме военной, была и гидротехника, особенно подача на верхние поля. Древнеегипетским журавлем (шадуф) можно было поднять в течение одного часа на высоту шести метров почти две тонны воды (при отсутствии насосной техники эффект значительный). В Месопотамии, функционировала сложная система дамб и каналов для равномерного поступления воды на поля. При этом технология полеводства оставалась на первобытном уровне: мотыжная вспашка, ручной сев, после чего скот копытами втаптывал семена в землю, копытами производилась и молотьба.

Очень бедной (примитивной) была и технология строительства уникальных гигантских зданий. Египет, например, не знал колеса, и при строительстве пирамид не применялся даже такой простой подъемный механизм как блок. Сооружение пирамиды Хеопса (самое высокое здание в мире до появления Эйфелевой башни) продолжалось 20 лет. По расчетам современных специалистов, постройка подобной пирамиды во второй половине XX в. (в 1970 г. в мире был только один кран такой высоты) — заняла бы не менее 40 лет. Весь секрет заключался в организациитруда.Современные инженеры пришли к выводу, что такое сооружение можно было создать за 20 лет только при условии выбора для каждой трудовой операции оптимальноговарианта, полностью исключающего простои. Высокий уровень организации возмещал примитивную технологию, гарантируя стабильноевоспроизводство жизни (при натуральном хозяйстве повышение производительности не было обусловлено экономически, а на случай неурожаев государство создавало резервы).

Технологический прогресс касался в основном производства вооружения. Естественно, решающие преимущества на поле брани имели государства, располагающие стальнымвооружением и лошадьми(запряженные парой боевые двуколки, где за щитами находились возница и два лучника, выполняли функцию маневренных ударных войск, что-то вроде танковсвоего времени). Благодаря этому Ассирия, расположенная в верхнем течении реки Тиф, нещадно эксплуатировала окружающие ирригационные системы, превращая их в свои колонии(причемвойны начинались обязательно сразу после уборки урожая народом — объектом агрессии). Насилие являлось основой ассирийской экономики.

Завоевание ирригационных систем приводило к нарушению раз навсегда заданного ритма хозяйственной жизни. Ирригационные системы Месопотамии, Египта, Китая, Передней Азии неоднократно подвергались иноземным завоеваниям, приходили в упадок, но каждый раз возрождались, ибо без орошения не могло быть жизни. Какое бы общественное устройство не приносили с собой завоеватели (Центральная Азия, например завоевывалась в XIII в. монголами, в XIX в. — царской, в XX в. — большевистской Россией), — все равно под этой вывеской жила по своим законам, как и тысячелетия назад, ирригационная система со всеми своими атрибутами (собственность государства на землю и воду, командное распределение воды и т.д.). Проще всего древневос­точная система сочеталась с колхозным строем, установленным советской властью, но колхозы непомерным орошением земли под хлопок разобрали воду Аму-Дарьи, еще не доходя до Аральского моря, которое стало высыхать; КНР нашла дополнительное применение толщам Хуан-хе, упрятав туда свою атомную промышленность.

Античная система хозяйства.

Возникновение рабовладельческой экономики

Патриархальный род в период разложения наряду со свободными включал и несвободных людей (рабов). Они появились в роду в результате завоевательных войн, а использовались в качестве помощников на домашних работах. Патриархальное рабство имело ограниченный характер, т.к. рабочая сила рабов не была основной и преобладающей, а так же рабы еще не были предметом купли-продажи. С появлением железа производительность труда увеличилась, теперь человек производил больше, чем потреблял, появились умельцы, которые стали обслуживать интересы соплеменников в орудиях труда, потому что делали их лучше, а также получающие за свой труд – вознаграждение. Развитие ремесла вызвало второе крупное общественное разделение труда: Ремесло отделилось от земледелия. А вместе с тем возникло производство, специально предназначенное для обмена – товарное производство. Поэтому, постепенно рабов стали использовать для производства товара на обмен. Данный тип хозяйства основан на производственном труде рабов-иностранцев, захваченных на войне (рабство соплеменников исключалось). Наличие прибавочного продукта способствовало так же и разделению общества на классы и рождение государства. Античная экономика сформировалась в масштабах небольших средиземноморских (прибрежных или островных) городов-государств (полисов). Отдельные полисы существенно различались между собой по экологии и характеру экономики: одни тяготели больше к сельскому хозяйству, другие — к промышленности. Однако образование рабовладельческой эко­номики везде исходило из одних и тех же предпосылок.

Формирование рабовладельческого хозяйства повсеместно началось с создания военной организации для воспроизводства. Строй военной демократии на переходе к государству был у всех народов. Как уже отмечалось выше, при тогдашнем уровне военной техники создать такую организацию можно было, только призвав к оружию всех граждан полиса. У небольших государств не было средств для найма воинов. Поэтому каждый должен был служить за свой счет — в том роде войск, в котором позволяло его материальное положение — в пехоте (основная масса граждан полиса — люди среднего достатка), кавалерии, снаряжать корабли (две последние категории — самые богатые), а самые бедные граждане вооружались дротиками или просто камнями. Только воин считался гражданином полиса и имел право на участок земли.

По этой причине формирование античной экономики, как правило, начиналось с военно-экономических реформ разделявших всех граждан на имущественные разряды для несения военной службы. В Афинах, по реформе Солона (594 г. до н.э.) стало четыре разряда, в Риме, по реформе Сервия Туллия (середина VI в. до н.э.) — шесть. Эти и подобные реформы создали античный военный строй - фалангу - колонну пехотинцев, вооруженных двухметровыми копьями. Удар колонны всегда при­носил успех против войск, не знавших строя. Функционирова­ние фаланги и обеспечивало функционирование и рабовладельческой экономики. А процветание фаланги, в свою очередь, зависело от процветания хозяйств пехотинцев - людей среднего достатка.

С военным типом воспроизводства рабочей силы связано основное правило рабовладельческого хозяйства: добиться у раба максимума производительности в кратчайший срок, после чего заменить его новой военной добычей, так как содержание детей рабов представляло бы собой накладные расходы на капитал.

Технологическая сфера античности

Античное производство базировалось почти исключительно на железной технике. Железный сельхозинвентарь первого тысячелетия до н.э. (топоры, лопаты, заступы, вилы, кирки, мотыги, косы, ножницы, двуручные пилы и пр.) позволил увеличить посевные площади за счет расчистки лесных массивов, улучшить обработку почвы, ввести стрижку овец (до этого овечью шерсть выщипывали), трехпольный севооборот (озимые яровые — пар), пилораму. Более совершенные кузнечные мехи (гармоника), железные клещи, зубила, сверла, несколько видов молотов, — все это повысило уровень металлообработки. В горном деле широко применялись обрушение породы, подъемные ручные ворота. Плавка металла производилась в муфельной печи (муфель - вырезанная в печи коробка), вращение мельничных жерновов — при помощи водяного колеса. Технический прогресс происходил только в военно-промышленном комплексе или там, где нельзя было применить дешевый труд рабов (когда рабы подорожали, на полях кое-где появились жатвенная машина, даже механизированная молотилка — повозка с зубьями, выбивавшими зерно из колосьев).Подавляющая часть металла шла на создание вооружения. По­явились сложные метательные механизмы. Предмет особой заботы античных государств — военно-морской флот — исключительно дорогостоящий. Самым крупным военным тоннажем располагали Афины и Рим, но даже небольшие средиземноморские полисы имели десятки триер — двухмачтовых, трехпалубных парусно-гребных судов.

Хозяйство афинского полиса

Это хозяйство, обладавшее небольшими сельскохозяйственными площадями, недовольно плотным населением, представляет собой тип промышленной рабовладельческой экономики. Афинам не хватало своего хлеба, и в обмен на хлебный импорт они экспортировали непродовольственные товары. Основную массу товаров вырабатывали мелкие рабовладельческие ремесленные мастерские (эргастерии) в составе 3-12 рабов, при отсутствии разделения труда. В VI в. до н.э. Афины стали главным центром ремесленного производства в античном мире (основные отрас­ли — обработка металлов и керамики, спрос на которую определялся больше не техническими, а эстетическими качествами — гармонией форм, лаковой обработкой, поверхности, секреты которой до сих пор не открыты). Благодаря своему высокому качеству продукция афинского ремесла в VI—V вв. до н.э. вытес­нила изделия восточных стран на рынках Средиземноморья, оставив им монополию лишь на полотно (Египет), парфюмерию и стекло.

В середине V в. самой крупной торговой гаванью Средиземноморья становится афинский аванпорт Пирей. Через него идет афинский экспорт оливковое масло, вино, медь, свинец, мрамор, шерсть, металлические изделия, керамика и пр., и импорт важнейшие статьи — хлеб ирабы, а также рыба, скот, кожа, шерсть, парусина, пенька, корабельный лес и пр. Хлебный импорт представлял собой самое уязвимое место афинского хозяйства. Небольшая задержка ввоза хлеба немедленно вызывала панику на рынке. Поэтому государство регламентировало импортные цены. Не меньшую роль играла работорговля: крупные распродажи военнопленных, а в перерывах между войнами — людей, захваченных пиратами или проданных царьками небольших государств и вождями племен на Балканах, в Малой Азии, Сирии.

Товарное производство афинского полиса не могло обходиться без денег — и в качестве посредника обмена, и в качестве объекта торговли (ростовщичество). Разнообразие образовавшихся в античном мире валют вызывало нужду в обмене, за что менялы (трапезиты) брали плату. С расширением внешней торговли Афин появился безналичный расчет (переписывание со счета на счет), а меняльные пункты - трапезы превратились в банки принимавшие вклады и производившие расчеты за товары, купленные вкладчиками. Скопившиеся в банках деньги предоставлялись в кредит торговцам. Операции афинских банкиров были довольно крупными. Например, трапеза некоего Пассиона в начале IV в. оперировала (в пересчете на российскую валюту начала нашего века) почти 100 тыс. золотых руб. Но не следует обольщаться относительно высоким уровнем древнегреческого товарно-денежного хозяйства: достаточно было прекратить по­стоянный приток новых рабов на рынок, чтобы нарушить воспроизводство и привести самую развитую экономику в рабовладельческом мире в состояние коллапса. Так и случилось с хозяйством Афинского полиса в IV-Ш вв. до н.э., когда вследствие упадка его военной мощи, вызванного тяжелой борьбой за гегемонию среди греческих государств, число рабов, занятых в промышленности, стало резко сокращаться. Афины, как и другие полисы древней Греции, послужили сравнительно легкой добычей иностранных завоевателей.

Таким образом, труд рабов в Древней Греции применялся преимущественно в ремесле, а не в земледелии.

Римский тип аграрного рабовладельческого хозяйства

Создание пехотной фаланги, наиболее крупной по тому времени (несколько десятков тысяч свободных граждан), обеспечило Римскому полису господство в Италии, а с подчинением Италии — во всем Средиземноморском бассейне. В результате беспрерывных захватнических войн Рим в середине II в. до н.э. превратился в центр колониальной рабовладельческой державы, включающую большую часть древнего мира. Значительная часть населения завоеванных стран обращалась в рабство и непрерывно пополняла контингент рабочей силы Рима. Во II-I вв. до н.э. в Италии было сосредоточено 10—12 млн. рабов!

В древней Италии был создан законченный тип частновладельческого сельского хозяйства, обслуживаемого трудом рабов В античности существовали и общинные рабовладельческие хозяйства. Они возникали в результате полного завоевания одного родственного племени другим, например, греков-ахеян (победителей Трои) греками-дорянами. Законченный тип общинно-рабовладельческой экономики сложился в полисе Спарта на полуострове Пелопоннес: завоеванные спартиатами аборигены стали рабами всей спартанской общины (илотами) и содержали своим трудом завоеватели, которые так и остались навечно в режиме оккупационной армии, не работая. Мужчины день проводили совместно — в казармах, с общими трапезами и неустанной боевой подготовкой. Численность илотов регулировалась спартиатами при помощи массовых убийств (криптий). Знаменитый спартанский стиль жизни произвел, видимо, непревзойденный в истории усредненный тип профессионального солдата, но не создал высокой духовной культуры, чем прославилась древняя Греция.

В период образования и начала внешней экспансии Римского полиса в экономике италийского села главную роль играл обычный крестьянский двор, обслуживаемый трудом свободного крестьянина, его семьи и одного-двух рабов. Свободные крестьяне, составлявшие основу фаланги, своей кровью обеспечили гегемонию Рима. Оказалось, что это обрекло их на разорение и вытеснение из производства. Труд мелких крестьянских хозяйств не мог конкурировать с дешевым трудом рабов. Крестьяне покидали свои земельные участки, уходили в Рим и другие города и становились пролетариями, живущими за счет государства, обеспечивающего их бесплатными хлебом и зрелищами (цирковые бои рабов-гладиаторов). К концу I в. до н.э. в Италии проживало 500-600 тыс. пролетариев. Крестьянские земли рабовладельцы приращивали к своим владениям. Так возникли латифундии обширные плантации, обслуживаемые трудом рабов, живших в казарменном режиме.

На первых порах перестройка на рабовладельческий лад отразилась благотворно на состоянии сельского хозяйства Италии. Трудом миллионов рабов вводились в сельскохозяйственный оборот большие земельные площади, италийские оливки, фрукты, овощи стали лучшими в Средиземноморье, были выведены новые продуктивные породы скота. Однако господство латифундий таило в себе все условия кризиса и упадка рабовладельческой экономики.

Разорение италийского крестьянства неминуемо должно было привести и привело к ослаблению римской фаланги. Она все более становилась наемной, а это, в свою очередь, столь же неминуемо вело к подрыву рабовладельческого воспроизводства. Рабский труд постепенно перестал быть рентабельным, число рабов, приобретаемых на войне, стало сокращаться, тогда, как потребность в рабочей силе возрастала. В результате резко повысились цены на рабовладельческих рынках. Уже в середине I в. н.э. сельское хозяйство стало экономически невыгодным: виноградники давали 6,5% дохода, поля - 4,5%, а обычный процент с капитала составлял около 6%. Не только луга и пастбища, но даже леса (листья с деревьев срывали для корма скоту) стали более предпочтительными для собственников, чем виноградники. Аграрии стремились к удешевлению сельскохозяйственного производства — сокращали число работников, применяли поверхностную обработку полей и т.д. — это называлось «плохой способ, который хорош».

Изменилась социальная организация многих латифундий: там вообще отказались от применения рабского труда, а плантации стали разбивать на небольшие участки (парцеллы), которые отдавали в аренду рабам или свободным крестьянам, получившим название колонов. Постепенно колоны теряют свою свободу и из арендаторов превращаются в людей, прикрепленных к земле, которые могут быть проданы вместе со всей парцеллой. Так в недрах рабовладельческого хозяйства возникло поместье (сальтус), обслуживаемое трудом зависимых земледельцев — предшественников средневековых крепостных. А многие рабы, наделенные «пекулием» — участками земли и инвентарем, рассматривались как «почти колоны». С течением времени положение колонов и «почти колонов» все более сближалось: зарождалось зависимое крестьянство компонент феодальной экономической структуры. Античная система хозяйства окончательно погибла с распадом Римского государства. В XVI—XVII вв. в аме­риканских колониях европейских стран вновь возникло плантационное хозяйство, обслуживаемое трудом рабов, вывозимых из Африки. От античного этот тип хозяйства отличался большой ролью семейного воспроизводства рабов.

Основные выводы

  1. Увеличение производительности труда и появление прибавочного продукта привело к рождению государства, классов и цивилизации.
  2. Государства Древнего Востока отличались от античных рабовладельческих государств, тем, что в них присутствовала централизованная государственная система хозяйства.
  3. На Востоке рабы не были главной производительной силой, т.е. производством материальных благ, сельским хозяйством и ремеслом занимались в основном люди, которые считались свободными.
  4. Земля на Востоке находилась в государственной или государственно- общинной собственности.
  5. На Востоке государство имело форму «восточной деспотии», т.е. полного бесправия жителей перед лицом государства. Интересы личности в таком государстве подчиняются интересам общины, касты, государства. Общинно-государственная собственность на землю препятствует развитию предприимчивости.
  6. Следствием того, что государство владело землей и распределяло общественные работы, стало то, что государство, в конце концов, стало собственником всего хозяйства в стране, т.е. сложилась централизованная государственная система хозяйства.
  7. В античных государствах не было необходимости в оросительной системе, поэтому не было и общественных трудовых повинностей, а поэтому и государственной собственности на землю, через которую можно подчинить свободных землевладельцев.
  8. В античном государстве невозможно было заставить крестьян отдавать прибавочный продукт т.к. каждый свободный гражданин был воином, чтобы государство могло вести войны и захватывать рабов. Эксплуатировать чужой труд можно было, только захватывая пленных на войне и превращая их в рабов. Поэтому рабовладельческий строй, который был в античных государствах. Не мог существовать у всех народов одновременно. Все рабы доставляемые в Рим, принадлежали к народам, которые находились на стадии доклассового общества или относились к азиатскому способу производства.
  9. В II-III вв. до н.э. наступил кризис рабовладения – рабовладельческие отношения стали тормозить развитие производительных сил. Это привело к новым формам эксплуатации.
  10. Чтобы материально заинтересовать раба ему стали выделять пекулий, раб вел в пекулии самостоятельное хозяйство, но определенную часть дохода должен был отдавать хозяину.