Учебно-методический комплекс "История экономики"

Учебно-методический комплекс "История экономики"
Перейти на сайт obuhova-istu.ru

Введение

Тема I. Хозяйственные отношения в древнейших очагах цивилизации. Азиатский способ производства (IV тыс. до н. э. — начало I тыс. н. э.)

Тема 2. Античное рабство

Тема 3. Формирование аграрного общества в Европе в эпоху Средневековья. Основные признаки феодализма

Тема 4. Первоначальное накопление капитала в государствах Европейской цивилизации (XV — сер. XVII в.

Тема 5. Становление рыночной экономики в странах Западной цивилизации. Промышленный переворот. Индустриализация (конец XVIII — начало XX в.)

Тема 6. Развитие мирового капиталистического хозяйства в конце XIX- начале XX вв. Научно-технический прогресс

Тема 7. Развитие мирового хозяйства между двумя мировыми войнами (1918—1939 гг.)

Тема 8. Развитие мировой экономики во второй половине XX в. Два мира — две системы (1945—1991 гг.)

введение

Глава 1 ПЕРИОД СТАНОВЛЕНИЯ ВОСПРОИЗВОДЯЩЕГО ХОЗЯЙСТВА, ТИПЫ ДОКАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ХОЗЯЙСТВА

Глава 2 ФЕОДАЛЬНАЯ СИСТЕМА ХОЗЯЙСТВА СУЩНОСТЬ ФЕОДАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ

Глава 3 ГЕНЕЗИС КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКИ. ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

Глава 4 ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ ЗАПАДНОГО МИРА. ПРОМЫШЛЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ В АНГЛИИ

Глава 5 ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В РАЗВИТИИИ МИРОВОГО КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ХОЗЯЙСТВА В КОНЦЕ XIX- НАЧАЛЕ XX ВВ НАУЧНО- ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС

Глава 6 РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИКИ ВЕДУЩИХ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ ГОСУДАРСТВ В МЕЖВОЕННЫЙ ПЕРИОД

Глава 7 СТАНОВЛЕНИЕ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ СОЦИАЛИЗМА В СССР

Глава 8 ХОЗЯЙСТВЕННОЕ РЕФОРМИРОВАНИЕ В СТРАНАХ ЗАПАДА В 1970-1990-е ГГ.

Глава 9 РЕФОРМИРОВАНИЕ ХОЗЯЙСТВЕННОГО МЕХАНИЗМА В СТРАНАХ ВОМСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ

Глава 10 РЕФОРМИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ В СТРАНАХ АЗИИ И КУБЫ

Заключение

Библиография

ФЕОДАЛЬНАЯ СИСТЕМА ХОЗЯЙСТВА

СУЩНОСТЬ ФЕОДАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ

Феодальный способ производства был закономерной ступенью в развитии человечества, когда погиб рабовладельческий строй. Однако, феодализм возник не сразу. Обычное представление о том, что рабовладельческий строй сменяется феодальным не совсем точно. В отличие от рабовладельческой, феодальная система хозяйства явилась почти универсальной для Евразии: большинство народов этого материка прошло через систему феодализма либо находятся еще и сейчас на его различных стадиях. Непосредственный производитель при феодализме как бы нечто среднее между рабом и свободным фермером: он несвободен, как раб, но имеет собственное хозяйство, как фермер.

В условиях феодализма решающее значение в экономике имело сельское хозяйство. Основным средством производства была земля. В земледелии на ранних ступенях развития феодализма преобладало двухполье, местами была распространена и переложная система обработки почвы. С течением времени шире стало применяться трехполье, то есть такая система обработки земли, при которой поочередно одно поле занято под озимыми культурами, другое – под яровыми, а третье – остается под паром. Трехполье утвердилось как господствующая система земледелия на протяжении всего периода развитого феодализма. Постепенное внедрение железного плуга, бороны, и других металлических сельскохозяйственных орудий повышало уровень земледельческой техники.

В период феодализма получили дальнейшее распространение огородничество, луговодство, виноградарство и др. отрасли земледелия. Возросло значение животноводства, особенно коневодства, что предопределялось аграрным характером экономики и военными нуждами феодалов.

Совершенствование орудий труда, улучшение методов плавки и обработки металлов способствовали возрождению ремесел, которые захирели в период разложения первобытнообщинного строя. Развитие ремесла и растущая его специализация в конечном итоге привели к превращению его в особую сферу производительной деятельности людей. Выделение ремесла углубило общественное разделение труда и способствовало развитию производительных сил феодального общества, обусловило возникновение и развитие городов.

Внеэкономическое принуждение выражено в феодальной и ренте: отработочной (барщина), продуктами (оброк) или деньгами. Однако размер ренты установлен раз и навсегда: взяв с крестьянина лишнее, можно, затронув семенной фонд, поставить под угрозу урожай будущего года. Твердо обусловленный размер ренты предоставлял непосредственному производителю определенную свободу при ведении собственного хозяйства. Это особенно сказывалось при коммутации переходе к денежной ренте, когда крестьянин сам продавал продукцию своего хозяйства на рынке.

В этих условиях требовалось не только принуждение, но и мо­ральное стимулирование труда. Моральный стимул давала моно­теистическая религия (единобожие), в различных формах практически повсеместно господствовавшая при феодализме. В Европе — христианство, которое объявляет высшей ценностью не материальное, а духовное богатство, внутренний мир человека: честной, правдивой и скромной жизнью, любовью к ближнему человек может заслужить вечное блаженство души (спастись) потустороннем мире. При стопроцентной искренней религиоз­ности населения хозяйственная этика религиозных культов серьезно влияла на экономическую жизнь. Например, христианское запрещение иметь приплод с неживого (в том числе денежные проценты) привело к тому, что ростовщичество в Западной Европе вначале сосредоточилось в руках нехристиан, в частности, евреев. Ожидание вселенской катастрофы («конца света») в 1000 г. вело к хозяйственной пассивности людей и т.д. и т.п.).

Но и сама церковь обязана была показывать пример жизни, достойной спасения. Поэтому в монастырях — общежитиях ре­лигиозных профессионалов для молитвы и труда — постоянно боролись две тенденции: к бедности и к богатству. Аскетическая, подлинно святая жизнь христианских подвижников неизбежно порождала ценные материальные дары (в том числе земельные) со стороны верующих, стремившихся таким путем обеспечить заступничество святых людей в спасении своей души. Эти дары перерождали всю монастырскую жизнь, превращая монахов в лицемерных тунеядцев. Но возникали новые аскеты и подвижники, появлялись новые, более строгие монастырские уставы, и все начиналось сначала.

Феодальное хозяйство было построено на более жестком функциональном разделении труда, чем рабовладельческое, где крестьянин был одновременно и воином. Здесь военное дело было монополией феодала, а монополией крестьянина являлся труд. Молитва была монополией духовенства. Это жесткое разделение труда было оформлено в обществе в виде сосуществования трех сословий: дворянства, духовенства и крестьянства (позже к этому сословию присоединились горожане). Сословные перегородки были непреодолимыми: человек уже от рождения считался благородным (феодал) или подлым (т.е. несущим повинности — это крестьянин).

Каждое сословие точно знало свои права и обязанности, но в этих пределах человек был свободен, большего, чем полагалось, от него никто не мог потребовать. Это давало непосредственному производителю определенную социально-экономическую защищенность и психологическую устойчивость: хотя он и зависел от феодала, но был защищен своей сословной принадлежностью от произвола. Осознание этого способствовало к формированию в феодальном обществе личностей, хотя и угнетенных, но исполненных человеческого достоинства. В этом заключалось очень важное условие того, что феодализм сумел обеспечить хозяйственный прогресс.

Типы феодального хозяйства

Управление феодальным хозяйством носило, как правило, децентрализованный характер. Феодальное поместье имело функции не только экономического, но и государственного управления. Феодал (сеньор — глава поместья) сам творил суд над подвластным населением, санкционировал брачные отношения и т.д. Юридическое положение поместья в феодальной системе могло быть различным:

а) полностью независимое наследственное владение (вотчина);

б) пожизненное владение при условии несения военной службы (бенефиций, в России поместье),

в) наследственное, при условии принятия вассальной присяги сюзерену вышестоящему феодалу (лен, фьеф или феод), присяга обязывала вассала воевать под командой сюзерена, но обычно не более 40 дней в году, и выкупать его при необходимости из плена. Единой экономической базой была феодальная рента.

Производственная сфера поместья состояла, как правило, из двух запашек: господской (домен) и крестьянской. Когда прибавочный продукт производился в крестьянской сфере, применялась в основном рента продуктами (оброк). Если он со временем коммутировался, феодальная зависимость крестьян обычно слабела или вовсе ликвидировалась (за выкуп). Подобного типа хозяйства преобладали в большинстве стран Западной Европы.

В хозяйствах с производством прибавочного продукта преимущественно в господской сфере (домене) обычно превалировала отработочная рента (не только полевая барщина, но и обслуживание барских мельниц и других предприятий — вплоть до вотчинных мануфактур или даже было в России в XIX в.), и феодальная зависимость доходила до прикрепления крестьян к земле (крепостничества). Для этого нужны были соответствующие экономические и политические условия, в первую очередь, выгодная для феодалов поставка местной сельхозпродукции (чаще всего хлеба) на более или менее отдаленный рынок, а также мощное централизованное государство, способное прикрепить крестьянство к земле. Хозяйства подобного типа преобладали в странах Восточной Европы, где эти условия были налицо.

Формирование феодальной экономики

Феодализм как система утвердился у народов, как входивших в рабовладельческую Римскую империю, так и никогда не знавших рабовладельческой экономики, то есть чаще феодальный строй происходит от первобытнообщинного. Почему же одни народы прошли через рабовладельческую систему, а другие ее миновали? Античная система сформировалась в середине первого тысячелетия до н.э., феодальная — примерно через тысячу лет. За это время в хозяйственной и духовной жизни народов появилось много важных новшеств. Среди них было два, обладая которыми, любой народ, мог перестроить свой общественный строй на феодальный лад: в материальной жизни — тяжелое (рыцарское) вооружение, в духовной — единобожие (христианство, ислам). При этих условиях можно было перейти и от античного рабовладения, и от общинного строя к такой системе, где одни трудятся, другие воюют, а третьи молятся, т.е. к феодализму.

Именно эти достижения античности — тяжелое вооружение и христианство переняли у Римской империи германские и славянские народы, заселившие в первом тысячелетии до н.э. большую часть Европы. Они создали целый ряд государств: королевства франков (современная Франция), англо-саксов (Британия), лангобардов (Италия), славян — западных (Польша, Чехия) и вос­точных (Киевская Русь) и др. В рамках этих государств и происходило становление феодальной экономики.

Трудились здесь главным образом свободные крестьяне - члены сельских общин (в Британии таких крестьян называли керлами, в Киевской Руси — смердами), а управляли короли (на Руси — великие князья), опиравшиеся на военную дружину, которая играла роль и гвардии, и генштаба, и правительства. Жили дружинники сначала при дворе, на полном королевском довольствии, а средства для этого собирались из дани (на Руси в форме полюдья), разных повинностей и судебных штрафов (на Руси — виры)за правонарушения (убийства, побои, оскорбления и пр.). Наибольшая статья госрасходов — приобретение для дружины дефицитного и дорогостоящего тяжелого (рыцарского) вооружения, В государстве франков полное вооружение одного кавалериста (шлем, цельнометаллический бронежилет или бронерубашка (кольчуга), поножи, щит, меч, копье и пр.) стоило столько, сколько стадо скота целой деревни. Известны случаи, когда только за коня и меч (самый сложный предмет кавалерийского вооружения вследствие сочетания оптимальной длины, прочности и профиля) отдавали большой участок земли. В Киевской Руси в X в. минимальная цена кольчуги равнялась примерно 20 кг серебра. Стремя, появившееся к VIII в. Европе, соединило всадника и лошадь в единый ударный боевой агрегат, неуязвимый для пешего воина с холодным оружием (примерно как танк для пехотинца). До появления артиллерии (XIV в.) тяжелая конница была основным родом войск. В XV—XVIII вв. ружейный и артиллерийский огонь сделал рыцарские доспехи анахронизмом, вроде вооружения Дон Кихота, и на смену феодальному ополчению пришла массовая, регулярная, состоящая из наемных солдат.

Каким же образом государственные повинности и дани превратились в феодальную ренту? Главным образом путем создания служилого войска, когда воины служат не за натуральный, а за земельный паек (королевским дружинникам раздаются земли и права на повинности и дани проживающего там населения). Само название «феодализм» произошло от характерной для него формы земельной собственности. Лен, или феод, - это земельное угодье, переданное одним феодалом (сеньором) другому феодалу (вассалу) в наследственное владение при условии определенных обстоятельств. Этот процесс сильно подтолкнула необходимость защиты от нашествий VIII-X вв.: арабов — в государство франков, скандинавов — в Британию, венгров — в Германию. Для отражения нашествий королевская власть повсеместно создавала тяжеловооруженную конницу путем перевода дружинников на земельный паек. В государстве франков этот паек сначала (VIII в.) представлял собой пожизненный бенефиций (дословно «благодеяние»). Постепенно бенефиции превратились в феодов; бенефициарии — в феодалов; свободные крестьяне — в зависимых; дани и штрафы — в барщину и оброк. Суть феодальной формы собственности на средства производства состоит в том, что непосредственные производители – крестьяне не имеют земли, то есть главного средства сельскохозяйственного производства. Землю они получают от собственника – феодала не в собственность, а в пользование. За пользование землей

В Германии для отражения нашествия венгров поступили еще проще: из каждых 10 крестьян в определенных деревнях одного делали воином, а 9 остальных должны были содержать его своим трудом. Западная Европа отстояла себя от чужеземных вторжений, но ценой крестьянской свободы. На Руси в силу ряда причин (возможно, дефицита тяжелого вооружения) создание служилого войска значительно запоздало и произошло только в XV в. В этом следует видеть одну из важных причин того, что страна не смогла в XIII в. отразить татаро-монгольское нашествие (необходимо было выставить одновременно несколько десятков тысяч защищенных железом всадников, что было не под силу Владимиро-Суздальской Руси).

Наряду с массовым, государственным, методом закрепощения существовал и индивидуальный (на Западе — прекарий, коменданция, на Руси — закупничество), который в общих чертах заключался в том, что свободный крестьянин, иногда за ссуду, добровольно вручал крупному землевладельцу (чаще всего монастырю) свою свободу и землю и становился зависимым от него человеком. Нередко здесь имело место скрытое насилие, оформленное в виде добровольного акта, но главную роль играла тотальная религиозность людей, искренне надеявшихся таким путем обеспечить упокой души в загробном мире. Тем более, что это происходило на Западе в первом тысячелетии н.э., под знаком ожидания вселенской катастрофы (второе пришествие Христа и Страшный суд над живыми и мертвыми, предсказанные Новым заветом). Церковь официально прогнозировала катастрофу в 1000 г. (на Руси — 1492 г.). Массовое катастрофическое сознание людей (эсхатология ожидание конца света) на практике помогало формированию феодальной экономики.

Системы земледелия феодальной Европы

Основу феодального земледелия составлял обязательно инди­видуальной полевой труд крестьянской семьи, а выпас скота мог быть и коллективным, и индивидуальным. В зависимости от этого применялись три вида землепользования:

а) открытых полей (самый распространенный вид, при котором существовали пахотные массивы, с межевым разделением на участки и коллективным выпасом);

б) средиземноморская (компактное, хуторское, расположение пашен и пастбищ в разрезе каждого хозяйства, с индивидуальным выпасом скота);

в) кельтская или атлантическая (преобладание пастбищ для коллективного выпаса при разделении полей на внутреннее — собственно пашню и внешнее — нечто вроде потенциала, приобщаемого к пахотному ареалу путем подсеки.

Наибольшую экономическую свободу предоставлял земледельцу средиземноморский (хуторской) тип землепользования, а наибольшую экономическую роль общины олицетворял тип открытых полей. Но при любом типе земледелия европейская община коренным образом отличалась от азиатской: в Европе господствовал индивидуальный труд, а община была сообществом не трудообязанныхлюдей, а сельскихсоседей и решала вопросы справедливого пользования коллективными угодьями. На практике в масштабе одной страны могли применяться все перечисленные системы. Прогрессивная тенденция феодального земледелия заключалась в медленном, но неуклонном наступлении с севера на юг континента давно известного в Азии трехпольногосевооборота (озимое — яровое — пар; преимущество перед первобытным двупольнымоборотом заключалось в большей площади под посевами и меньшем риске неурожая). В соответствии с этим происходило и распределение почвообрабатывающих орудий: на юге и в горных местностях европейских стран применялась в основ­ном соха (легкий плуг), на севере, особенно при системе открытых полей — тяжелый колесный плуг с упряжкой до четырех пар быков. Постепенное улучшение технологии растениеводства позволило поднять несколько урожайность злаков (сам — 10 при расцвете римского хозяйства, сам — полтора при его упадке, примерно сам — пять в XI — XIII вв.).

Сельское хозяйство Западной Европы в период феодализма

Основные черты феодальной экономики Франции

Францию часто именуют классической страной феодализма, но это касается не столько экономики, сколько государственного устройства. Здесь получила законченное выражение характерная для феодализма иерархия в виде вассальной лестницы, экономический смысл которой заключался в перераспределении феодальной ренты между слоями господствующего сословия, Возглавлялось государство королем (считался вассалом Бога). Королевскими вассалами были крупнейшие феодалы — герцоги и графы, их вассалами считались средние и мелкие феодалы, владельцы поместий — рыцари (вроде знаменитого д'Артаньяна). Вассал подчинялся только своему непосредственному сюзерену (по принципу: вассал моего вассала — не мой вассал). По команде сюзерена того или иного масштаба все его вассалы за свой счет собирались в ополчение, которое и охраняло свои пределы от внешних врагов, и представляло аппарат принуждения крестьянства.

Эта система нередко давала сбои, и территория Франции становилась театром разорительных внутренних феодальных и национальных войн. Особенно тяжелые экономические последствия имели походы северофранцузских феодалов на юг страны (альбигойские войны XIII в.), а также периодические вспышки Столетней войны между Францией и Англией (XIV — XV вв.), которая велась на французской территории. Чтобы урезонить феодалов, военный разгул которых во время неудачной для Франции фазы Столетней войны (середина XIV в.) превзошел обычные рамки, потребовались восстания крестьян («жакерия») и парижан. Деревни состояли из глиняных хижин под соломенными крышами, без окон. В тесном помещении ютилась семья вместе со скотом и домашней птицей. Тяжелый удар нанесла стране и общеевропейская эпидемия бубонной чумы, разразившаяся в 1347г. Поэтому, хотя Франция и была самой населенной страной в Западной Европе, за 500 лет, прошедших после 1000 г., когда ожидался предсказанный Апокалипсисом конец света, темпы роста ее населения, (с 9 до 15,5 млн. человек) были ниже, чем в Англии, Германии, Италии. Вместе с тем Столетняя война объективно ускорила освобождение французских крестьян от феодальной зависимости. Для освобождения страны от англичан французским королям требовалась массовая наемная армия с артиллерией, а необходимым ресурсом для такой армии (и в качестве солдат, и в качестве налогоплательщиков) могли стать только свободные крестьяне. Поэтому королевская власть всячески поощряла освобождение крестьян за плату, и к XV в. большинство населения северофранцузской деревни уже состояло из лично свободных земледельцев. Но экономическое положение крестьян вряд ли улучшилось, поскольку выкупные платежи и налоги с успехом заняли место феодальной ренты. Земля приносила свободному французскому крестьянину доход, не превышающий 10% ее продажной стоимости, из этого 20% уходило в пользу церкви и государства.

К XIV в. уже стали выделяться главные зоны сельскохозяйственной специализации: Северная и Центральная Франция — основная житница, Южная — база виноделия и пр. В это время четко проявилось экономическое превосходство Северной Франции, которое выражалось, в частности, в утверждении трехпольной системы. Однако главная причина носила не столько экономический, сколько политический характер именно Южная Франция служила в основном театром военных действий.

Особенности феодальной экономики Англии

В Англии феодальные отношения формировались в процессе двух завоеваний. В 5 веке она была завоевана германскими племенами англосаксов. Местное население бритты, было частью истреблено, а часть бежала на континент и заселила нынешнюю Бретань. Появление зависимой группы бриттов стало толчком для начала феодализации. Впрочем, этот процесс пробуксовывал, потому что основную часть завоевателей составляли крестьяне-воины.

Но особенностью феодальной экономики этой страны состояла в гораздо большей, чем во Франции, централизации управления. Причиной тому было завоевание (1066 г.) страны собранными со всей Франции феодалами под руководством – Вильгельма Завоевателя, герцогом Нормандии, занявшего английский престол. Завоеватели провели всеобщую перепись («Книга страшного суда»), которая показывает, что к этому времени создание системы феодальных поместий (маноров), обслуживаемых трудом зависимых крестьян, в стране уже завершилось. Сами завоеватели, норманны и франки, прибывшие с континента, были феодалами, поэтому они стали делить землю с местным населением на феодальные владения. В феодальную зависимость здесь попали не все крестьяне: 20% их сохранили землю и свободу (йомены или, позднее фригольдеры).

В отличие от континентальных феодалов владельцы английских поместий были вассалами не крупных феодалов — графов и герцогов, а непосредственно короля. Частью это было связано с островным положением страны, а частью с тем, что феодализм был установлен в процессе завоевания. Поэтому в Англии была очень слабая феодальная раздробленность. Это обстоятельство способствовало развитию торговли формированию внутреннего рынка и ускорило процесс экономического развития. Отсюда и еще одна особенность Английского феодализма, которая качалась технологической базы английского поместья. Благодаря приморской экологии там процветало овцеводство и производилось большое количество сырой шерсти. Шерсть улучшала быт английских крестьян (одежда, матрасы и пр.) и служила важным промышленным сырьем. Наибольший спрос на сырую шерсть предъявляли города Фландрии (современная Бельгия) — главного центра производства шерстяных тканей в средневековой Европе. Поэтому английские короли всячески мешали попыткам королей Франции распространить на Фландрию свою власть (в этом и причины начала Столетней англо-французской войны).

Торговля шерстью, которую вели не только феодалы, но и крестьяне, подрывала крепостное хозяйство: к концу XIII в. барщина и натуральные оброки все более заменяются денежной рентой, а труд крепостных — наемным трудом. Раннее развитие товарно-денежных отношений ускоряло экономические процессы. Средние и мелкие феодалы (в отличие от континентальных рыцарей) стали превращаться просто в крупных сельских хозяев, центр интересов которых находился не в войне, а в вывозе шерсти. Коммутанция ренты началась уже в ХII-XIII вв. Этот процесс несколько задержала феодальная реакция в середине XIV в.: после чумы («черная смерть»), унесшей не менее трети населения Англии, владельцы маноров (лорды), желая закрепить за собой рабочие руки, стали возвращаться к барщине.

«Феодальная реакция» лордов, усиленная тяготами бесконечной войны с Францией, вызвала широкое народное восстание под руководством Уота Тайлера (1381 г,) После восстания в английской деревне наступает почти полная коммутация, а затем и выкуп крестьянами феодальных повинностей. В XV в. практически все английские крестьяне стали лично свободными: копигольдерами, обязанными за свои земельные наделы уплатой денежной ренты, или фригольдерами полностью свободными держателями земли.

В XV в. возникает новое дворянство (джентри), ведущее свое хозяйство уже исключительно на наемном труде. И хотя для английского крестьянина феодальная зависимость уже была позади, оставалась опасность, что при росте спроса на шерсть, джентри предъявят свои права на земли копигольдеров, чтобы расширить пастбища. Это и случилось в XVI в.

Особенности феодальной экономики Германии

Германия перешла к феодализму позже Англии и Франции. В этом главная особенность развития феодализма в Германии. Это было связано с тем, что она находилась дальше от прежнего центра цивилизации – Рима. Если Галиия была в прочной зависимости от Рима и испытала сильное влияние римской культуры, то Германию римляне так и не покорили. К тому же Германия была покрыта лесами, а леса тормозили развитие земледелия. Чтобы отвоевать землю у леса, нужен был коллективный труд целой общины, это задерживало ее разложение.

Во-вторых, Германия, в состав которой входили французские, славянские, итальянские регионы, не являлась национальным комплексом.

В-третьих, отдельные части страны были оторваны экономически друг от друга.

В-четвертых, в Германии так и не сложилось единое государство. В сущности до 1871г. Германии не было, мы лишь условно называем Германией множество мелких и относительно крупных государств, которые потом были объединены в Германское государство. Это значит, что Германия была экономически раздробленной, единого германского рынка не существовало. Следствием этого стало то, что здесь вообще не произошло коммутации.

В-пятых, развитие феодальных отношений в XIIв. Было приостановлено экспансией немецких немецких феодалов на Восток и захват земель западных славян, живущих по реке Лаба (Эльба). Это дало значительное приращение посевных площадей. До этого территория восточной Германии была занята славяно-литовскими племенами. Но немецкие рыцари начали захватывать эти земли, оттесняя и истребляя местное население. Развернулась внутренняя крестьянская колонизация территорий восточнее Эльбы, для новых владений приглашались крестьяне с запада (на весьма льготных условиях при минимальной зависимости от феодалов). Но в XV в. начался массовый вывоз хлеба через балтийские порты в Голландию и Англию. И феодалы Восточной Германии сумели взять это в свои руки. Если в западной части Европы экономическое господство феодалов к этому времени было уже подорвано развитием буржуазных отношений, то в Германии они оставались в полной силе. Они провели полное закрепощение крестьян (вчерашних льготных колонистов) и создали обширные господские запашки, согнав новых крепостных с земли и переведя их на барщину. Это явление приобрело массовый характер в XVI в. Позднее крепостничество, связанное с дальним вывозом господского хлеба, утвердилось в целом ряде стран Восточной Европы. Понятие «земля за Эльбой» стало как бы символом позднего феодализма.

Резкое ухудшение материального и юридического положения коснулось крестьян всей страны и вызвало в 1525 г. Великую крестьянскую войну — по сути, восстание всего германского народа. После подавления великого восстания во всей Германии воцарились самые жесткие формы крепостничества.

Становление феодальной экономики в России

Становление феодальной экономики в России произошло значительно позже. Служилое войско появилось в Московском государстве только в XV в. и состояло из помещиков (дворян), которые владели поместьем (обычно 300 — 900 дес.) и пока служили — являлись на службу каждое лето за свой счет — конными, вооруженными и с подсобным персоналом, а по осени распускались по домам. После смерти служилого человека поместье передавалось его сыновьям. В стране сложилась поместная система: по Соборному уложению 1649 г. крестьяне бессрочно прикреплялись к поместьям, на территории которых проживали. Таким образом, русские крестьяне стали крепостными в тот момент, когда их коллеги в Западной Европе уже были в основном свободными. Все большая доступность российских городских, а затем и зарубежных рынков для сбыта продукции помес­тий вела к усилению крепостного права, господству отработочной ренты — барщины, доходившей в XVII в. до четырех дней в неделю. Так сложилась социально-экономическая отсталость страны, которая стала догоняющей цивилизацией на всем протяжении своей истории. Вестернизация, погоня за Западом принимала самые различные формы, но чем выше были ее темпы, тем мучительнее это было для страны и ее народа.

В XV—XVI вв. дворянская конница стала основным видом вооруженных сил на Руси, силами которых московское княжество решило ряд важнейших геополитических задач — освобождение от татаро-монгольского ига, собирание всех русских земель, создание российской колониальной империи в Евразии — присоединение народов Поволжья, завоевание и колонизация суверенных Казанского, Астраханского и Сибирского ханств, овладение Волгой на всем ее протяжении, колонизация Черноземного Центра и т.д. За все это заплачено ценой крестьянской свободы. Однако решить геополитические проблемы на Западе (выход к морю через Балтию) силами дворянского конного ополчения оказалось невозможным без регулярной массовой стреляющей армии. Такая армия на базе феодальной крепостной экономики была создана в самом начале XVIII в.

Особенности феодальной экономики Японии

Хозяйство феодальной Японии во многом отличалось от европейского. Во-первых, оно обходилась без господской (домениальной) запашки, а значит, без крепостного права и барщины. Преобладало мелкокрестьянское хозяйство, основанное на наследственном держании принадлежавшей феодалу земли, рента представляла собой натуральный (рисовый) оброк. Во-вторых, японское народное хозяйство функционировало в рамках многовековой феодальной раздробленности, породившей уникальную многочисленность феодального класса (каждый владетель феодального княжества имел собственное служилое войско, состоящее из рыцарей — самураев, которых в середине XIX в. насчитывалось 400 тыс., а вместе с семьями — более 2 млн. человек, что составляло примерно 7% от 30-миллионного населения Японии (крестьянство составляло 80%, остальные 13% — городские ремесленники и торговцы). Уникальным был и способ вознаграждения рыцарей. В отличие от европейских феодалов, многие самураи не имели своих поместий и получали от князей рисовый паек.

Хозяйство и японских, и европейских городов имело феодальное устройство: ремесленники объединялись в цехи (дза), а купцы — в гильдии (кабунакама), строго регламентирующие производственную деятельность и быт. Мануфактуры находились фактически в зачаточном состоянии, феодальная раздробленность препятствовала созданию всеяпонского рынка. До середины XIX в. Япония была закрыта для иностранцев, несмотря на все старания западных стран втянуть эту страну в сферу мирового хозяйства и открыть японский рынок для своих товаров и капитала. Первыми прорвали изоляцию Японии Соединенные Штаты Америки. В 1854 г. под угрозой бомбардировки с моря состоялось подписание неравноправного американо-японского договора, согласно которому Япония открывала для американских купцов порты Симоду и Хакодате. Вскоре последовали подобные договоры Японии с Англией, Францией, Россией и другими странами. Насильственное вхождение Японии в сферу мирового рынка, неэквивалентная торговля с Западом тяжело отразились на экономике страны, так как ремесленные японские изделия не могли конкурировать с фабричными импортными товарами, а японское сырье вывозилось за границу за бесценок. Следствием явилось массовое разорение японских производителей и торговцев.

Тяжелое внешнеполитическое поражение, превратившее страну фактически в полуколонию, закономерно привело к насильственной перестройке японского народного хозяйства в конце 60-х гг. XIX в.

Феодальный город

После крушения Римской империи в Европе произошла глубокая аграризация жизни. Города опустели или превратились в деревни, а ремесло — в придаток к сельскому хозяйству (поместные ремесленники были на оброке). Поэтому ранний европейский феодализм обходился без городов и городского хозяйства. В XI в. ремесло выделилось из аграрной сферы. Рост продуктивности сельского хозяйства создавал известный избыток продуктов в деревне, следовательно, возникала возможность выделения группы людей, за­нимавшихся исключительно ремесленной деятельностью, и обменивающих свою продукцию на продукты сельского хозяйства. Причиной роста и возникновения городов стало отделение ремесла от земледелия. Кроме того, повысился спрос на ремесленные изделия. Раньше деревенский купец был мастером на все руки: подковывал лошадей, делал серпы, ножи, и даже оружие для дружины феодала. Ему хватало работы в феоде. Если в IX в. даже высшая феодальная знать одевалась в домотканые льняные ткани и овчину, то в X в. она носит преимущественно шерстяную одежду. Но производство даже самого простого сукна в значительных размерах требует определенных технологических условий — специального места, оборудования и профессионалов. Постепенно объем, технический уровень и отраслевая специализация ремесленного производства перестали соответствовать его положению придатка к сельскому хозяйству. Появились мастера оружейники, которые не будут подковывать лошадей, мастера по изготовлению доспехов не будут и не умеют делать мечи. Сельские, поместные ремесленники превращались в профессионалов и стали работать на все более широкий заказ. Узким специалистам уже не хватает работы в феоде им, нужен рынок. Ремесленник, чтобы совершенствоваться в своем деле и изготовлять те изделия, на которые повысился спрос, покидает деревню.

Оптимальное место для производственной деятельности и сбыта ремесленной продукции ремесла должно было обеспечить по крайней мере беспрепятственную встречузаказчиков и покупателей с исполнителем заказов. В первую очередь, оживают города, построенные римлянами: Лондон, Париж, Марсель, Кельн, Генуя, Венеция, Неаполь. Новая жизнь довольно быстро раздвинула старые римские стены. В конце XII в. городская площадь Кельна в Германии уже в три раза превосходила площадь римской крепости Колония, на месте которой обосновался Кельн.

Также важно было и водоснабжение. Недаром все крупные города стоят на реках или озерах, а их топонимика содержит слово «мост» (Кембридж, Понтуаз, Брюгге и пр.), «крепость» (Манчестер, Ланкастер, Страсбург и пр.). Новые города обычно возникали там, где были мосты и стены. Урбанизация проходила в Западной Европе довольно высокими темпами. Только в Германии в XIII—XIV вв. возникло около 700 новых городов. В XV в. расстояние между городами на континенте не превышало в среднем 20—30 км. (чтобы крестьянин до ближайшего рынка мог добраться в течение дня). В города бегут крепостные крестьяне. Тогда существовала пословица: «Городской воздух делает свободным». Дело в том, что по законам того времени, крестьянину достаточно было прожить в городе один год и один день – и он становился свободным.

Так как в условиях феодализма все же рыночные связи были слабыми, поэтому и в городе ремесленник не всегда мог найти достаточное количество покупателей. По этой причине горожане продолжали заниматься сельским хозяйством, имели поля, огороды. Так, например, в Париже еще в 13-15 веке были не только огороды, но и пашни на так называемых Елисейских полях выращивали сельхозпродукцию.

Несмотря на то, что далеко не всем городам удалось добиться независимости от феодальных сеньоров, несмотря на антисанитарию, скученность населения, незащищенность от пожаров и эпидемий, они сразу же получили решающее преимущество перед феодальной деревней. Это преимущество выражали главным образом два городских устройства — стены и рынок. Стены создавали известную гарантию от феодального произвола. Человек, проживши в городе один год и один лень, считался свободным от феодальной зависимости.

Рынок обеспечивал городу экономическое управление феодальной деревней: он устанавливал цены, по которым происходил товарообмен. Феодальное поместье было вынуждено приспосабливаться к городскому рынку.

Развитие ремесла

Город стал управлять экономикой феодальной деревни, но феодализм определял управление самим городом и его хозяйством. Основная отрасль городской экономики — ремесло — получила внеэкономическую цеховую организацию. Цех насильственно объединял ремесленников той или иной отрасли в пределах данного города. Система мастеров, подмастерьев и учеников создавала в цехах сословную иерархию, подобную иерархии сельского населения.

Чтобы стать мастером-членом цеха, нужно было пройти этап ученичества (примерно 7 лет), пробыть несколько лет подмастерьем, после чего изготовить в качестве экзамена самостоятельно изделие, внести вступительный взнос и организовать пирушку для членов цеха. Внеэкономическое принуждение в цехе имело, однако, экономический смысл: цель производства мелких товаропроизводителей состояла не в получении прибыли, а лишь в добывании средств к существованию в условиях ограниченного спроса местного рынка. Поэтому здесь господствовало простое воспроизводство, а значит, равенство производственных мощностей и режимов (отсюда — запрещение любого прогресса техники, например, самопрялки, изобретенной еще в XI в.), строгая регламентация снабжения и сбыта: у каждого мастера только одна мастерская, 1-2 подмастерья и 2-3 ученика, одинаковая оплата труда, равномерное распределение сырья, запрет работы при искусственном освещении, одинаковые для данного цеха качество, нижний уровень цен и условия сбыта (запрет рекламы). В таких условиях главным элементом производства являлось исключительно высокое личное искусство самого ремесленника. В качестве пробной работы для кузнецов в немецких цехах обычно служило изготовление конской подковы без снятия мерки (перед экзаменующимся подмастерьем два-три раза проезжали на лошади, подкову для которой он должен был отковать).

Как ассоциация, подобная феодальной, цех управлял не только рабочим, но и внерабочим временем, а также сознанием ремесло ленников: общецеховые церковь, касса взаимопомощи, отряд в военном ополчении города, суд и кодекс поведения, даже место жительства и погребения (во многих европейских городах можно найти улицы Хлебные, Мясницкие, Ножевые и пр. — здесь селились ремесленники определенных цехов).

В XV в. цеховая организация, направленная на сохранение мелкого производства, уже очень сильно сковывала технико-экономическую сферу. Она не позволяла укрупнять мастерские и вводить пооперационное разделение труда между работниками, обеспечивавшее во много раз большую производительность труда. Иными словами, цеховое ремесло стало одним из главных препятствий на пути капиталистической промышленности. Взять его в лоб было невозможно: цехи в силу своей численности составляли основу ополчения и поэтому властвовали в городах. И первые капиталисты, например, в производстве шерстяных тканей, пользовавшихся особо большим спросом, применяли обходные маневры: нанимали крестьян, имеющих прялки, и раз­давали им шерсть или комбинировали наемный труд на простых операциях с цеховым ремеслом на выпуске готовой продукции (во Флоренции).

Ремесленное производство того или иного города, как правило, удовлетворяло спрос местного рынка на большинство промышленных товаров, однако некоторые производства получили общеевропейское значение. Это производство шерстяных тканей (Фландрия, Северная Италия), морских судов (средиземноморские порты), цветного стекла (Венеция) и металлообработки, главную роль среди которой играл выпуск оружия (Милан, Золинген и др.).

Торговля и кредит

На организацию торговли, как и ремесла, феодализм наложил свой отпечаток в виде замкнутых ассоциаций-гильдий, объединявших купцов данного города, торгующих определенным товаром (хлебом, сукном) с целью монополии на местном рынке. Гильдии регламентировали товарный состав и правила торгового обращения, оставляя средневековому купцу сравнительно небольшую свободу выбора.

Крупная международная оптовая торговля в Европе обслуживала в основном два вида потребностей: а) в предметах роскоши и пряностях Востока и б) в обмене основными продовольственными и промышленными товарами между европейскими странами. Поэтому и сложились два основных потока европей­ской торговли.

Первый поток — через Средиземное море. Импорт — прянос­ти, предметы роскоши, шелковые и бумажные ткани и пр. Экспорт — шерсть, полотно, металлоизделия (но главным образом серебряная и золотая наличность). Сальдо — пассивное. Это было связано с устойчивым спросом на восточные товары. Пряности — особенно перец — играли роль асептических и даже консервирующих средств в качестве приправ к блюдам и напиткам (перец нередко заменял деньги при различных платежах), шафран и др. растения применялись в качестве красителей. Хлопчатобумажные ткани, бархат, парча, шелк, благовония, ладан, цветное стекло — все это поднимало престиж знатных людей. Европейский экспорт на Восток сдерживался запретом Ватикана на поставку мусульманским государствам стратегических товаров — хлеба и оружия. Восточные товары попадали к европейскому потребителю через множество посреднических актов. Из Китая, Индии, Индонезии товары шли караванным путем до средиземноморских или черноморских портов, где были фактории купцов из Генуи и Венеции — главных торговых городов Средиземноморья (Венеция имела самое большое население и самый большой морской флот в Европе — более 3 тыс. судов). Там проходил обмен восточных товаров на европейские, а также на живой товар — захваченных в регулярных набегах крым­ских ханов на славянские земли и проданных итальянским купцам людей, особенно женщин, которых увозили на Восток и сбывали в гаремы. Итальянские купцы транспортировали восточные товары в Европу для оптовых продаж. Через целый ряд последующих перепродаж товар доходил до розничного европейского потребителя. Цена, естественно, каждый раз «накру­чивалась», и конечный покупатель уже переплачивал баснословно. Посредничество итальянских купцов, связанное с отливом золота и серебра из Европы, порождало стремление к установлению прямых связей с Востоком, особенно после того, как турецкие султаны в XV в. распространили свою власть на все Южное Средиземноморье и Азово-Черноморский бассейн. Кроме того, растущие расходы феодалов на восточные предметы роскоши вели к коммутации ренты, разложению феодального хозяйства.

Второй основной торговый поток проходил по Северному и Балтийскому морям. К XIV в. хозяйство стран Северной Европы уже было в состоянии выбрасывать на рынок значительное количество ценных и транспортабельных товаров (лен, пенька, масло, сало, сукна и т.д.). Центральную роль в этом торговом потоке играла цеховая суконная промышленность городов Фландрии. Место главного рынка занимал город Брюгге («Северная Венеция»).

В середине XIV в. для охраны и регламентации торговли в северном районе была создана ганза международная купеческая гильдия, куда вошло до 150 торговых североевропейских городов. Главную посредническую функцию выполняло купечество северогерманских городов — Гамбурга, Любека, Бремена, занимавших промежуточное положение в Северном бассейне. Ганза являлась не хозяйственным объединением, а военно-политическим союзом (снаряжение и охрана торговых экспедиций, торговые фактории, монополии и привилегии, торговое право и режимы и т.п.). Центр Ганзы находился в Любеке, важнейшие фактории — на конечных пунктах ганзейских путей — Новгород (как и Псков, этот город являлся ассоциированным членом Ганзы), Берген (Норвегия), Лондон и Брюгге. Ганзейская торговля имела большее производственное значение, чем торговля с Востоком, но особого динамизма не несла, обслуживая застойное цеховое ремесло. Кроме того, она способствовала позднему крепостничеству в странах Восточной Европы путем вывоза на Запад хлеба, произведенного в поместьях немецких, польских, балтийских феодалов. Динамизм европейской торговли с Востоком, хотя там обращались главным образом экзотические товары, был намного более значительным.

В сухопутных центрах, где встречались товары северного и южного потоков, возникали ярмарки (крупнейшая во французской Шампани) — круглогодичные торги.

На базе меняльного дела (менялы известны с X в.) в феодаль­ном, как когда-то в античном, хозяйстве закономерно развился кредит. При отсутствии портативных бумажных денег и криминогенной обстановке на дорогах (феодальный грабеж) возникла практика безналичного перевода (известна с XII в.) денег. Функцию перевода, естественно, взяли на себя менялы. Роль наличности стала играть расписка менялы (вексель), по которой его агент в определенном месте выдавал тому или иному лицу сумму, равную внесенной ранее. Меняльные конторы стали называться банками (по-итальянски банк — скамейка, где обычно находились уличные менялы), а их хозяева — банкирами.

Банки накапливала значительные суммы, которые, естественно, давали взаймы под очень высокий процент. Однако кредит только в само минимально степени попадал в производственную сферу, сжатую цехами. Ростовщический капитал кредитовал престижные расходы феодалов (покупка предметов роскоши) и, главное, военные расходы государств. Богатые банковские конторы заводили собственные торговые и промышленные предприятия (рудники и пр.), а крупные купцы направляли свободный капитал в кредитно-ростовщическую сферу. Так возникали торгово-банкирско-ростовщические фирмы, которые играли важную экономическую и политическую роль в феодальной Европе. Например, операции французской купеческой фирмы братьев Бонн (г. Монтобан, XIV в.) включали выдачу ссуд под векселя, движимое имущество, заклад земли, прием вкладов под проценты, откуп налогов, церковной десятины, торговлю тканями, обувью, ювелирными изделиями, пряностями, оружием и т.д., а также производство лекарств, восковых свечей, кондитерских изделий, прокат лошадей, устройство похоронных процессий и т.д. Столь же переплетались торговые и кредитно-ростовщические операции в деятельности крупнейших банкирских домов средневековья — Медичи (Италия), Фуггеров, Вельзеров (Германия) и др. На занятые у Фуггеров деньги испанское правительство организовало трансатлантическое плавание Колумба (на современную валюту оно стоило всего несколько тысяч долларов).

Социально-экономическая роль ростовщического капитала очень неоднозначна. Ростовщический кредит средним и мелким феодалам способствовал их разорению, а значит, освобождению крестьян. Займы государствам, наоборот, укрепляли феодальную систему. Открыв и захватив Америку, — на деньги, занятые у банкиров Фуггеров из города Аугсбурга, — экономически неразвитая Испания стала в XVI в. сверхдержавой и по крайней мере на целое столетие затормозила ликвидацию феодальной системы в Западной Европе.

Как говорилось уже, евангельское запрещение христианам получать приплод с неживого привело к тому, что банковское и вообще ростовщическое дело в значительной степени сосредоточилось в руках евреев. Это обстоятельство драматически сказалось на положении еврейского населения Европы. Ненависть и презрение, которыми были окружены евреи — беженцы из Палестины, упорно сохранявшие веру в своего Бога, получили экономическое обоснование — возможность получения кредита очень соблазняла европейцев, а полное бесправие евреев-кредиторов нередко истолковывалось как необязательность возврата долга. Таковы экономические факторы еврейских погромов и изгнаний — постоянных спутников европейской истории; очень характерный пример — открыв на деньги еврейских банкиров Фуггеров Америку, королевское правительство Испании одновременно изгнало евреев из страны и под угрозой смерти запретило иудейскую религию; наличие среди банкиров определенной еврейской прослойки и в наше время широко используется в антисемитской пропаганде.

Скрыто капиталистическая промышленность

Торгово-ростовщический капитал Флоренции (знаменитая фирма Медичи, имевшая отделения во многих городах Европы) кредитовал шерстяную промышленность города. Располагая большими средствами, флорентийские оптовые торговцы сукном имели возможность закупать сырую шерсть в Англии и сбывать готовые ткани на дальних рынках. Оптовые скупщики подчинили себе ремесленное производство шерстяных тканей и фактически перекроили его в значительной мере на наемно-капиталистический лад, оставив цеховую ремесленную вывеску.

Все подготовительные операции — очистку, промывку и чесание шерсти, включая тканье, — производили исключительно наемные работники за поденную оплату, прядение — деревенские надомницы, которым скупщики посылали шерсть. А красильщики и мастера, занимавшиеся окончательной отделкой сукон, были настоящими ремесленниками, они работали на заказ в своих мастерских. Таким образом, ремесленная мастерская здесь соединялась с капиталистическим предприятием (мануфактура), основанным на наемном труде и пооперационном разделении труда. В XIV в. среднее предприятие флорентийского суконщика, обслуживаемое 40 наемными рабочими, производило 70 штук сукна в год (цеховая мастерская давала едва половину).

Такая же скрыто капиталистическая организация была в шелковой промышленности Италии и Франции, производстве металлоизделий в Нюрнберге, но особенно во внегородских отраслях промышленности — горнорудной и др. Так, членами производственных товариществ (вроде цехов) по разработке руд в большинстве были люди, сами не работавшие, но нанимавшие рабочих и получавшие свою долю в добыче. Функционирование капиталистического предприятия под видом цехового ремесла связано, как правило, с наличием специальных экономических условий, таких как бесперебойный кредит, дальнепривозное сырье и широкий рынок сбыта и рабочей силы. Торгово-ростовщический капитал Северной Италии создал первое в истории капиталистическое промышленное производство.

основные выводы

  1. На смену родовой общине пришла община сельская, Где лишь земля оставалась в общей собственности, но и она делилась для пользования между членами общины. Дом, скот и остальное имущество находилось в частной собственности, и каждая семья вела собственное хозяйство.
  2. Постепенно в обществе выделилась правящая военная верхушка, но это еще не было феодализмом. Феодализм начинается с возникновения феодального землевладения, однако класс феодалов рождался как класс военных. В основе феодальных отношений лежала феодальная собственность на землю, которая заключалась в праве на получение фиксированной феодальной ренты с людей, живущих на этой земле.
  3. Феодальные отношения предполагали наличие одновременно двух собственников земли: феодала, имеющего право на получение ренты, и крестьянина, распоряжавшегося этой землей. Феодал не мог отобрать землю у крестьянина.
  4. Все экономические отношения внутри феода были натуральными, в феодальной вотчине производилось все, что необходимо для внутреннего потребления и ничего, что требовалось бы в других феодах. Ничего не покупается со стороны и ничего не продается на сторону. Это хозяйство приспособлено для изолированного существования. Из этого свойства феода проистекает феодальная раздробленность – закономерная политическая организация феодализма.
  5. По мере развития производительных сил главным направлением развития феодализма в сельском хозяйстве в Западной Европе стал рост товарного производства.
  6. Постепенно феодальное хозяйство начинает терять свою замкнутость и натуральность, втягивается в торговлю, а значит, становится все менее феодальным. Идет процесс постепенной ликвидации натуральных форм феодальной ренты, перевод их на деньги (коммутация)< /li>
  7. С самого своего основания города противостояли феодалам: именно из городских бюргеров, из третьего сословия вырастала буржуазия, которая пришла на смену феодалам.