Учебно-методический комплекс "История экономики"

Учебно-методический комплекс "История экономики"
Перейти на сайт obuhova-istu.ru

Введение

Тема I. Хозяйственные отношения в древнейших очагах цивилизации. Азиатский способ производства (IV тыс. до н. э. — начало I тыс. н. э.)

Тема 2. Античное рабство

Тема 3. Формирование аграрного общества в Европе в эпоху Средневековья. Основные признаки феодализма

Тема 4. Первоначальное накопление капитала в государствах Европейской цивилизации (XV — сер. XVII в.

Тема 5. Становление рыночной экономики в странах Западной цивилизации. Промышленный переворот. Индустриализация (конец XVIII — начало XX в.)

Тема 6. Развитие мирового капиталистического хозяйства в конце XIX- начале XX вв. Научно-технический прогресс

Тема 7. Развитие мирового хозяйства между двумя мировыми войнами (1918—1939 гг.)

Тема 8. Развитие мировой экономики во второй половине XX в. Два мира — две системы (1945—1991 гг.)

введение

Глава 1 ПЕРИОД СТАНОВЛЕНИЯ ВОСПРОИЗВОДЯЩЕГО ХОЗЯЙСТВА, ТИПЫ ДОКАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ХОЗЯЙСТВА

Глава 2 ФЕОДАЛЬНАЯ СИСТЕМА ХОЗЯЙСТВА СУЩНОСТЬ ФЕОДАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ

Глава 3 ГЕНЕЗИС КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКИ. ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

Глава 4 ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ ЗАПАДНОГО МИРА. ПРОМЫШЛЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ В АНГЛИИ

Глава 5 ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В РАЗВИТИИИ МИРОВОГО КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ХОЗЯЙСТВА В КОНЦЕ XIX- НАЧАЛЕ XX ВВ НАУЧНО- ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС

Глава 6 РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИКИ ВЕДУЩИХ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ ГОСУДАРСТВ В МЕЖВОЕННЫЙ ПЕРИОД

Глава 7 СТАНОВЛЕНИЕ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ СОЦИАЛИЗМА В СССР

Глава 8 ХОЗЯЙСТВЕННОЕ РЕФОРМИРОВАНИЕ В СТРАНАХ ЗАПАДА В 1970-1990-е ГГ.

Глава 9 РЕФОРМИРОВАНИЕ ХОЗЯЙСТВЕННОГО МЕХАНИЗМА В СТРАНАХ ВОМСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ

Глава 10 РЕФОРМИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ В СТРАНАХ АЗИИ И КУБЫ

Заключение

Библиография

ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ ЗАПАДНОГО МИРА. ПРОМЫШЛЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ В АНГЛИИ

В конце XVII в. в Англии после революции, окончательно покончившей с феодализмом, установился буржуазно-демократический политический строй, продолжающий в основном существовать и в наше время. А сама Англия, победившая в борьбе за господство на морях в XVI в.Испанию, в XVII в. — Голландию, в XVIII в. — Францию, превратилась в мировую супердержаву. Оставаясь небольшой страной, она стала центром огромной колониальной империи, куда входила почти вся Северная Америка, Индия и другие регионы. Это означало приток новых капиталов в английскую промышленность и растущий спрос на английские промышленные товары. Невиданные в истории массовые европейские армии и морские флоты, где служили сотни тысяч человек, породили специфический массовый спрос на английские стандартизованные изделия (ткани определенных сор­тов для униформированной одежды солдат разных родов войск, форменные пуговицы, сапоги, каски, стандартные штыки, ружья и боеприпасы одинакового калибра и т.д.). Особенно возрос спрос на хлопчатобумажные ткани для пошива белья. Английская хлопчатобумажная промышленность рождена британской колониальной империей (хлопок из английских колоний — Индии и Северной Америки) в упорной конкурентной борьбе с шерстяной отраслью, победу над которой удалось одержать благодаря более высокому спросу и низким ценам.

Несоответствие ручной технологии повышенному спросу на хлопчатобумажные ткани разрешилось внедрением машин. Сначала механизировали процесс хлопкопрядения (тюль — машина С. Кромптона, 1783 г.). Поскольку пряжи стало больше, срочно потребовался механический ткацкий станок, который был изобретен в 1785 г. Э. Картрайтом. Новый станок, заменявший до 40 ткачей, потребовал более 30 лет для своего широкого внедрения в производство, что объяснялось высокой поначалу его це­ной и сопротивлением ткачей, труд которых он заменил.

После механизации прядения и ткачества возникла потребность в создании универсального двигателя, не зависящего от сил природы (как, например, водяное колесо). Таким двигателем явилась паровая машина, созданная Дж. Уаттом (патент 1784 г.). В том же году построили первую прядильную паровую фабрику. Паровая машина получила действительно универсальное применение в промышленном производстве, а несколько позже и на транспорте.

Применение машин вызвало резкое повышение спроса на металл. Развитие металлургии сдерживалось недостатком древесного угля, а при использовании каменного угля получался металл низкого качества. В 1784 г. Корт изобрел пудлинговую печь, которая давала сталь из чугуна при помощи минерального топлива, а изобретенные им же прокатные вальцы позволили получать металлические изделия нужной конфигурации. Производительность труда в металлургии благодаря этим изобретениям повысилась в 15 раз.

Прогресс металлургии, в свою очередь, способствовал быстрому развитию английской каменноугольной промышленности. В шахтах появились рельсовые пути («трамвай») для конной вывозки угля. Сочетание рельсов и паровой машины дало железную дорогу. Первый локомотив был создан Дж. Стефенсоном в 1814 г., а железная дорога — в 1824 г., а механизированный водный транспорт на базе изобретенного американцем Р. Фултоном парохода появился еще раньше. Появление железных дорог и создание на их основе стабильных коммуникаций между различными экономическими районами и отраслями промышленности вызвало коренной перелом в хозяйственной жизни страны.

Одной из последних проблем промышленного переворота стало фабрично-заводское сооружение самих машин: возникла совершенно новая отрасль промышленности — машиностроение. Этому способствовало создание основных типов металлорежущих станков — токарного (Г. Модели, 1798 г.) и строгального (Брам, 1802 г.). Созданием фабричного машиностроения (первая половина XIX в.) и завершился переворот в технологической сфере экономики Англии. Если в 1800 г. в Англии работало 320 паровых машин, то через четверть века — уже 15 тыс.

Переворот произошел не только в технологической сфере: в Англии образовалась структура буржуазного индустриального общества. С помощью дешевых промышленных товаров буржуазия разрушила ремесленное производство. Возникли новые промышленные центры и в середине XIX в. почти половина Англии была занята в промышленности. Основным производителем стал промышленный рабочий, а место купца во главе буржуазного общества занял фабрикант. Промышленный переворот, как .переход от мануфактурной к машинной, фабричной, стадии производства, явился подлинной революцией, которая происходит в истории каждой страны только однажды.

Гегемония Англии в мировом хозяйстве

Первая в истории человечества английская фабрично-заводская индустрия заняла исключительное положение в мировом хозяйстве. В период наполеоновских войн и континентальной блокады Англии со стороны Франции и зависимых от нее государств доступ на континент английских машин практически прекратился, и поэтому техническое перевооружение европейской промышленности весьма задержалось. После разгрома Наполеона, когда континентальные страны вернулись к мирному развитию экономики, английская промышленность быстро ушла вперед и конкуренция с ней до поры до времени исключалась. Стоимость английских промышленных товаров, произведенных машинами, непрерывно снижалась. Фунт бумажной пряжи, который в 1788 г. стоил 35 шиллингов, в 1800 г. уже стоил 9 шиллингов, а в 1833 г. снизился до трех шиллингов. Подобное снижение цен, естественно, обеспечило английской продукции самый широкий, поистине глобальный, рынок.

Самым уязвимым местом английской экономики была зависимость от хлебного импорта. Благодаря огораживанию Англия превратилась в страну неограниченного господства крупного землевладения, и хотя большая часть земли сдавалась в аренду фермерам-предпринимателям, потребности страны в хлебе не покрывались. Тем не менее английское земледелие находилось под охраной аграрного протекционизма, выгодного крупным землевладельцам. Согласно «хлебным» законам от 1815 г., ввоз хлеба в страну разрешался, если только внутренняя цена превышала 82 шиллинга за квартер. Это «било» и по рабочим, и по буржуазии, поскольку удорожало рабочую силу и не способствовало экспорту английских промышленных товаров, которые в ответ на хлебные пошлины облагались за границей высокими таможенными пошлинами. Ненавистные английскому народу хлебные законы отменили в 1846 г. Отмена хлебных законов легла в основу новой, еще невиданной в мире хозяйственной политики неограниченной свободы торговли (free trade – фри тред) которая через сто лет стала фундаментом европейской экономической интеграции.

Свобода торговли (фритредерство) заключалось во встречном освобождении от таможенных пошлин почти всего реестра ввозимых в Англию и вывозимых из нее договорившимися странами товаров, а также отмене ограничений для иностранного фрахта. Хотя взаимное благоприятствование было обоюдовыгодным, но на практике Англия выгадывала больше, так как обеспечивала как беспошлинный сбыт за границей своих изде­лий, так и дешевое импортное сырье и продовольствие на внутреннем рынке.

По принципу взаимного благоприятствования в 60-х гг. XIX в. Англия заключила двусторонние договоры — с Францией, Бельгией, Италией, Австрией, Швецией, Таможенным союзом германских государств. Показателен в этом смысле англо-французский договор 1860 г., казалось бы, более выгодный для Франции: Англия вовсе отменяет пошлины на французские шелка и продовольствие, а Франция — только снижает тариф на английские машины, уголь, шерсть и пр. Однако даже частично облагаемые пошлинами массовые английские товары стоили дешевле и заполонили французский рынок. Уже через 2 года английский экспорт во Францию удвоился. Свобода торговли помогла Англии занять доминирующие позиции в мировой промышленности, торговле, кредите, морском транспорте. В 1850 г., когда общий оборот мировой торговли составлял 14,5 млрд. марок, на долю Британской империи приходилось 5,24 млрд. марок, а в 1870 г. эта доля составляла уже 14 млрд. из общей суммы 37,5 млрд. марок (общая доля Франции, Германии и США за это время повысилась с 4,9 до 12 млрд.). Образование Английского банка датируется 1694 годом, а в середине XIX в. Лондон превратился в мировой кредитный центр. Английский банк постепенно становится «банком банков», кредитующим не только промышленность и торговлю, а всю кредитную систему страны и даже мира.

Особенности индустриализации Франции

Завершение промышленного переворота произошло во Франции только в 60-е гг., т.е. значительно позже, чем в Англии. Сложившаяся к XIX в. структура французского буржуазного общества не способствовала промышленной революции. Во французской экономике главную роль играли не промышленники, как в Англии, а банкиры (вспомним «Человеческую комедию» Бальзака), чья экономическая политика исходила исключительно из стремления к высокому учетному проценту, непосильному для среднего предпринимателя. Поэтому в стране, изобиловавшей банками, не развивался крайне необходимый для производства промышленный и сельскохозяйственный кредит.

Не способствовала промышленному перевороту и внешняя политика Франции. Особенно тяжелые экономические последствия для французской промышленности имела континентальная блокада Англии, упорно проводимая Наполеоном. Предпринятая с целью подорвать промышленность Англии и создать благоприятные условия для монополии на континенте французских товаров, она оказалась разорительной для Франции, Страна лишилась английских машин и металлоизделий, важнейших видов сырья (особенно хлопка и индиго — главного красителя для хлопчатобумажных тканей), что серьезно задержало промышленный переворот. В 1800 г. во французской промышленности работало всего 15 паровых машин, тогда как в английской — более 300.

К тому же специфическое производство значительной части французских мануфактур (предметы роскоши, дорогая мебель и убранство и пр.) значительно труднее поддавались механизации, чем рассчитанные на широкий рынок отрасли английской промышленности. Весьма уступала английской и французская инженерная мысль. Все же в 1830—1840 гг. механизация текстиль­ного производства началась, стала развиваться благодаря железнодорожному строительству и тяжелая промышленность. Число паровых двигателей увеличилось в это двадцатилетие более чем в 7 раз, длина железнодорожной сети — более чем в 9 раз, добыча угля и выпуск чугуна, переработка хлопка — более чем в 2 раза, но сами объемы производства были слишком незначи­тельными.

Завершение промышленной революции во Франции произошло уже в 50-60 гг. Проводившая активную внешнюю политику империя Наполеона III широко предоставляла специальный кредит для развития тяжелой промышленности. С 1850 по 1870 гг. количество паровых двигателей увеличилось с 5 до 25 тыс., добыча каменного угля — с 4,4 до 13,2 млн. т., производство чугуна — с 0,4 млн. т. до 1,2 млн. т., железнодорожная сеть — с 3 до 18 тыс. км. Оживилась французская инженерная мысль. На всемирной выставке 1851 г. в Лондоне французская техника заняла второе место после английской.

Развитие индустрии способствовало урбанизации страны. Была проведена перестройка Парижа, который именно в те годы получил свое современное лицо и навсегда стал признанным центром мирового туризма. Однако к концу 1860 г. из 3 млн. промышленных рабочих Франции 60% продолжало работать на мелких предприятиях и мастерских. В стране каждое предприятие в среднем имело двух рабочих. Металлургические заводы Шнейдера и Крезо, насчитывающие в 1870 г. около 10 тыс. рабочих, можно рассматривать как исключение. В стране все еще преобладала легкая промышленность (в основном производство модных товаров).

В XIX в. Франция так и не смогла превратиться в индустриальную страну. К 70-м гг. из 15,2 млн. самодеятельного населения Франции 7,2 млн. было занято в сельском хозяйстве, 4,7 млн. — в промышленности, 1 млн. — в торговле, 1,3 млн. — в домашнем хозяйстве.

Господство мелкого сельского хозяйства

В Англии после ликвидации феодального землевладения земля осталась в собственности бывших феодалов, а крестьянство как класс исчезло. Во Франции, наоборот, исчезли феодалы, а земля перешла в собственность свободных крестьян. Образовалось свободное мелкокрестьянское землевладение, которое постоянно дробилось далее (парцеллирование, от «парцелла» — часть). В 1860-х гг. 3/4 всех землевладельцев имели до 2 га земли. Поэтому уровень развития технологической сферы сельского хозяйства во Франции в первой половине XIX в. был не только ниже фермерского английского, но даже и полуфеодальных хозяйств — прусского, австрийского и польского. Малоземелье предопределило низкий уровень агротехники и, значит, низкую производительность труда. По урожайности пшеницы — главной зерновой культуры Франция занимала лишь 11-е место в мире. Мелкое земледелие на многие годы стало серьезным тормозом в

Ростовщические черты фронцузского капитала

Развитие промышленного и аграрного капитала во Франции значительно уступало росту капитала денежного, ростовщического. В 1850-1860 гг. около 200 крупнейших банкиров фактически управляли всем народным хозяйством Франции. Промышленный переворот не привел промышленную буржуазию к ру­ководству народным хозяйством — наверху по-прежнему остались банкиры, весьма удачно использовавшие особенности не только экономического развития Франции, но и французского менталитета, отличающегося сугубой практичностью, стремлением к пусть скромному, но гарантированному доходу, минимизации риска. Именно в XIX в. эта черта французского менталитета нашла свое полное воплощение в быстром росте специфического социального слоя, который сделался чуть ли не фирменным знаком буржуазной Франции. Речь идет о так называемых рантье, живущих исключительно за счет процентов на капитал, помещенный в ценные бумаги, преимущественно облигации государственных займов.

Вплоть до конца XIX в. внешняя торговля Франции (основа экспорта — шелка, вина, мебель, кожа, краски, парфюмерия и ювелирные изделия, все это по качеству не имело себе равных на мировом рынке) уступала по обороту только Англии. Во Франции, как и в Англии, промышленный переворот вызвал борьбу между фритредерством и протекционизмом. Если в Англии свобода торговли была лозунгом промышленной буржуазии, то во Франции она занимала протекционистскую позицию: свобода торговли усиливала английскую конкуренцию (английский текстиль, например, продавался во Франции на 30% дешевле отечественного). Свободу торговли (фритредерство) во Франции отстаивали купцы, заинтересованные в расширении товарного ассортимента за счет английского импорта, а также банкиры, связанные с железнодорожным строительством (в расчете на низкие цены на рельсы и пр.). Поэтому фритредерский договор 1860 г. с Англией вызвал недовольство французских фабрикантов и просуществовал всего десятилетие. Принцип взаимного благоприятствования составил основу торговых договоров Франции с Бельгией, Италией и другими государствами.

К концу XIX в. по темпам промышленного развития Франция отставала уже не только от Англии, но и от США и Германии. На ухудшение своих позиций в индустриальном мире французский капитал отвечал усилением активности в сфере ссуд, международных кредитов.

Становление индустрии в Германии

Создание капиталистической машинной индустрии в Германии произошло лишь во второй половине XIX в. Основная причина значительного отставания Германии заключалась в более длительном, чем в других странах Западной Европы, господстве феодализма и отсутствии единого государства. Внутри страны, раздробленной на ряд независимых больших и малых государств, существовали таможенные и валютные барьеры. Первое таможенное объединение ряда германских государств было достигнуто только в 30-х годах XIX в., а окончательное политическое объединение страны — лишь в 1871 г., с образованием Германской империи.

Переход от феодального к буржуазному общественному строю в Германии проходил значительно медленнее, чем в Англии и Франции. Государственные реформы не ликвидировали ни феодальную монархию, ни землевладение феодального дворянства (юнкеров), которое лишь несколько поделилось своей властью с немецкой буржуазией.

Германия, не имевшая мощных удобных портов, фактически была изолирована от морских торговых путей. Находясь в центре Европы, она в первой половине XIX в., как аграрная страна, фактически играла роль крупного придатка промышленных капиталистических стран — Англии, Голландии и даже Франции. Вывозя в западные страны сельскохозяйственное сырье и лес, немецкие купцы ввозили в Германию дешевые иностранные промышленные товары. Немецкая мануфактура, зародившаяся только в конце XVIII в., была весьма слаба, подавляющее большинство промышленных изделий производили ремесленные цехи, влачившие жалкое существование, но в то же время препятствовавшие рационализации производства. В середине XIX в. чис­ленность промышленных рабочих (1,5 млн.) уступала численности ремесленников (2 млн.).

Внедрение первых паровых двигателей в немецкой промышленности началось лишь в 30—40-х гг. XIX в., но о промышленном перевороте еще не могло быть и речи. Так, на всех предприятиях земли Силезии в 1837г. работало 8 паровых двигателей общей мощностью 158 л. с., а на хлопчатобумажных фабри­ках английского графства Ланкашир — 714 паровых машин общей мощностью 20 тыс. л. с.

Промышленный переворот

Индустриализация Германии развернулась по-настоящему только в 60-х гг. XIX в. Но запоздавший промышленный переворот был очень бурным. За 60-е гг. общая мощность паровых двигателей возросла почти в 3 раза; по этому показателю Германия обогнала Францию, но уступала Англии. В более поздней индустриализации были свои выгоды. В отличие от французской промышленности, которая зависела от поставки английских машин, механизация немецкой индустрии проходила в значительной степени на основе собственного машиностроения. Стали работать крупнейшие по тому времени машиностроительные предприятия, подобные заводу локомобилей Борзига, на котором в 1857 г. трудилось всего 37, а в 1866 г. — уже 1600 рабочих. Германская промышленность развивалась невиданными для XIX в. темпами: прирост промышленной продукции за 40-е гг. составил 13%, за 50-е — более 100, а за 60-е гг. — почти 50. При этом структура немецкой заводской промышленности не стала простым повторением английского аналога. Так, в 1856 г. немецкие специалисты разработали способ получения красителей из ка­менного угля, что послужило базой для развития анилиновой промышленности, получившей мировой рынок.

Усиленное развитие тяжелой промышленности серьезно стимулировалось подготовкой вооруженных сил Пруссии, самого сильного немецкого государства, к борьбе за подчинение всей Германии и к войне с Францией. В связи с этим был создан сильнейший в Европе военно-промышленный комплекс, где особую роль играли артиллерийские заводы Круппа (Рейнская область). Еще в середине столетия Германия выплавляла стали (основного военного металла) меньше, чем Франция, а в 1870 г. — в два раза больше Франции и примерно столько же, сколько выплавляла Англия. Важным фактором промышленного развития явился и размах железнодорожного строительства. В течение 1850-1870 гг. инвестиции в железные дороги (соответственно заказы на металл, уголь, машины) увеличились с 400 млн. до 4 млрд. марок.

За индустриализацией последовала перестройка немецкой внешней торговли. Только за 50-е гг. объем германского экспорта увеличился более чем в 2,5, а импорта – в 2 раза: В гермацском экспорте вместо сельскохозяйственных продуктов стали преобладать готовые промышленные товары, металлоизделия, хлопчатобумажные и шерстяные ткани, готовая одежда, кожевенные товары, сахар и т.д., а в импорте, наоборот, продукты сельского хозяйства и сырье, металлические руды и пр. В 60-х гг. под нажимом юнкеров, которых привлекала возможность беспошлинного экспорта сельхозпродуктов в Англию, Германия пыталась перейти к фритредерству, но завершение индустриализации страны диктовало господство жесткого протекционизма. Во второй половине XIX в. Германия из аграрного придатка индустриальной Англии превратилась в ее конкурента.

«Прусский путь» в сельском хозяйстве

В Германии освобождение сельского хозяйства страны от феодализма происходило путем постепенных затяжных реформ, В результате земля феодалов осталась в основном за ними, исчезла только крестьянская зависимость. Особенно ярко это проявилось в Пруссии, где к концу 60-х гг. 71% всех хозяйств владели 9% всей обрабатываемой площади, а 29% имели 91% площади.

Прусский путь оказался самым невыгодным для крестьянства, но позволил юнкерам и аграрным предпринимателям организовать крупное сельскохозяйственное производство, одно из самых интенсивных в Европе. Вместо трехполья с принудительным севооборотом были введены травосеяние и плодопеременная система, при которой паровой клин сократился наполовину. Агрохимия поставила немецкое земледелие на научную основу, введя применение искусственных удобрений (недра Германии богаты калийными солями, а немецкая железная руда — фосфором). Последовало весьма широкое применение культиваторов, жнеек, молотилок, паровых плугов и других механизмов отечественного производства. Так, агрохимия и машины заменили крепостных крестьян. Германия вышла на первое место в мире по сбору картофеля и сахарной свеклы и развитию пищевых промыш­ленных производств — сахара, крахмала и спирта. Продукция пищевой промышленности составляла важнейшую часть германского экспорта.

Сохранив свой экономический потенциал, юнкерство сохранило и свои господствующие позиции в политической системе германской монархии (государственный аппарат, офицерский корпус и т,д.). Немецкий капитализм поэтому носил открыто милитаристский, явно агрессивный характер.

Особенности индустриализации США

Территория североамериканского материка стала в XVII в. английской переселенческой колонией. Если кадры колонизаторов Южной Америки состояли, главным образом, из военно-феодальных авантюристов, презиравших труд, то основную массу иммигрантов Северной Америки составляли трудящиеся, бежавшие от произвола властей и религиозных преследований. Колонизация Северной Америки происходила в жестокой кровопролитной борьбе с коренным населением континента — индейцами, которые в конце концов были насильственно лишены своей земли.

Среди североамериканских колоний Англии по типу хозяйства заметны три группы. В южных колониях (Мериленд, Вирджиния, Северная и Южная Каролина и Джорджия), с огромными массивами плодородной земли, образовались крупные плантации (рис, табак, индиго), обслуживаемые трудом негров-рабов, ввозимых из Африки (в конце XVIII в. здесь насчитывалось 900 тыс. рабов). Северные (Нью-Гемпшир, Массачусетс, Род-Айленд, Коннектикут, известные под общим названием Новой Англии) и центральные (Нью-Йорк, Нью-Джерси, Делавар, Пенсильвания) колонии, представляли собой ареал свободных фермерских хозяйств, В Северной Америке переселенцы нашли разнообразное промышленное сырье. Прежде всего это огромные лесные массивы, послужившие сырьевой базой развития лесообработки и судостроения. В конце XVIII в. 1/3 судов английского флота была построена в американских колониях. Значительная часть населения занималась морским рыболовством. Широкое распространение овцеводства дало возможность развивать шерстяные мануфактуры. В конце XVIII в. североамериканские колонии могли уже полностью обойтись собственными шерстяными тканями. Мощные залежи железной руды обусловили развитие металлургии и металлообработки. Уже в середине XVIII в. американский чугун широко ввозился в метрополию. В целом, однако, экономика будущих Соединенных Штатов носила аграрный характер. 90% населения было занято в сельском хозяйстве.

Своебразный комплекс сложился в прибрежных районах, где процветало производство спиртных напитков, особенно рома из патоки с островов Вест-Индии. Американские купцы, вывозили ром в Африку для спаивания негритянских вождей, которые за бесценок продавали им своих подданных. Их увозили в Америку и перепродавали плантаторам. На вырученные деньги снова покупалась в Вест-Индии патока... Так без порожних рей сое функционировал торговый «треугольник»: патока — ром — рабы.

Естественно, экономическое развитие американских колоний сопровождалось возникновением серьезных противоречий с метрополией. Колонии не устраивала политика Англии, старавшейся превратить их в свой аграрно-сырьевой придаток. Эти противоречия привели к войне, которая закончилась полной победой колоний и возникновением нового государства — Соединенных Штатов Америки. В результате национально-освободительной борьбы американского народа против колониального гнета в стране установился буржуазно-демократический общественный строй.

Особенности промышленного переворота

Образование США создало благоприятные условия для промышленного переворота, который завершился в первой половине XIX в. Механические прялки и ткацкие станки появились в Америке в 1789 г. Английские законы запрещали вывоз чертежей машин, однако, узнав, что в Америке объявлена премия за изобретение ткацкой машины, английский рабочий-эмигрант С. Слейтер по памяти составил нужный чертеж. Через год в Америке заработала первая текстильная фабрика, а через 50 лет — потребление хлопка на фабриках США возросло более чем в 22 раза. Однако широкое внедрение паровых двигателей началось только с 40-х гг. XIX в.(«виновато» обилие водной энергии, поскольку водяной двигатель был сравнительно дешевым).

Очень важную роль в ходе промышленного переворота в США сыграли железные дороги. За 1830-1850 гг. произошел более чем 300-кратный прирост железнодорожной сети. В 1807 г. по реке Гудзон уже ходил пароход. Механизация транспорта вызвала ускоренный рост металлургии и добывающей промышленности. За первую половину XIX в. производство чугуна выросло в 2 раз, а добыча угля — в несколько тысяч раз. К середине XIX в. в США было собственное машиностроение, в частности, большие заводы паровых двигателей (Нью-Йорк, Пенсильвания и пр.).

Одной из особенностей промышленного переворота в США было активнейшее участие отечественной инженерной мысли (главные изобретения середины XIX в. — швейная машина Зин­гера, револьвер Кольта, ротационная типографская машина, электромагнитный телеграф Морзе — во многом изменили повседневную жизнь людей), а также быстрое развитие сельскохозяйственного машиностроения, вызванное потребностями свободного фермерского хозяйства. В 40—50-е гг. в США созданы отличные механические сеялки, молотилки, сенокосилки и т.д. Особенно большую роль сыграли жатвенная машина Маккормика и комбинированная молотилка с веялкой Хейрема.

За полвека объем экспорта и импорта США возросли соответственно в 3,7 и 4 раза, но к середине XIX в. в американском экспорте еще превалировало сырье и сельскохозяйственные продукты — кожа, шерсть, хлопок. США в основном придерживались протекционистской политики. Это была доктрина капиталистов Севера, а южные плантаторы занимали фритредерские позиции — они нуждались в дешевых промтоварах.

Фермеры и плантаторы

Несмотря на значительное развитие промышленности США в первой половине XIX в. оставались преимущественно аграрной страной. Быстрый рост промышленности, городского населения, железнодорожное строительство, — все это вызвало устойчивый спрос на продукты сельского хозяйства, определило его отраслевую специализацию. Север и Центр превратились в житницу США. Производство пшеницы с 1840 по 1860 гг. утроилось. Фермеры стали серьезной политической силой страны.

Иной тип экономики господствовал на плантаторском Юге. До промышленного переворота в Англии не было такого товара, который бы стимулировал расширенное воспроизводство хозяйства на Юге США. Промышленный переворот и развитие английской хлопчатобумажной промышленности в корне изменило ситуацию. Хозяйство американского Юга получило монокультуру — производство хлопка, а все необходимое для этого (техника, мебель, одежда и пр.) стал поставлять рынок. За первую половину XIX в. производство хлопка возросло в 23 раза, а количество черных рабов — втрое (с одного до трех миллионов человек). Поскольку рабовладельческое хозяйство, независимо от времени своего существования, может иметь только экстен­сивный характер (плантаторы не применяли удобрений, и хищническое использование земли приводило к ее повсеместному истощению), для него требовалось беспрерывное увеличение посевных площадей и числа рабов.

Проблема воспроизводства рабочей силы, несмотря на официальное запрещение работорговли, еще как-то решалась: некоторые старейшие рабовладельческие штаты (Виргиния, Мериленд), где почва была уже слишком истощена, стали специализироваться на «производстве» рабов для других южных штатов США, Значительно сложнее обстояло дело с расширением посевных площадей под хлопок. На Западе США находились большие массивы незанятых плодородных земель. Именно на эти земли устремились и плантаторы с Юга и фермеры с Севера. К середине XIX в. острая проблема Запада — рабовладельческие плантации или свободные фермерские хозяйства — стала одним из основных социально-экономических противоречий в стране.

Экономические последствия Гражданской войны

Без рабовладения плантационное хозяйство было бессмысленным, поэтому центральным пунктом американской социально-политической жизни стала отмена рабства (аболиционизм). При образовании почти каждого нового американского штата (быть ему рабовладельческим или свободным?) происходили вооруженные столкновения между фермерами и плантаторами. В середине XIX в. и крупная промышленная буржуазия Севера, до определенного момента мирно сосуществовавшая с южными плантаторами, резко выступила за отмену рабства. Развитие капиталистического хозяйства требовало увеличения емкости внутреннего рынка, в частности, рынка рабочей силы, что было несовместимо с рабовладением.

Непримиримые противоречия между Севером и Югом в конце концов привели к Гражданской войне в США (1861-1865 гг.), окончившейся полной победой Севера. Гражданская война привела к осуществлению ряда важных демократических преобразований, окончательно уничтоживших все препятствия на пути быстрого развития капитализма в стране. Победил «американский путь» развития капитализма в сельском хозяйстве — господство на земле фермеров — без феодалов и помещичьего землевладения. В 1962 г. издан «гомстед-акт»,дававший любому гражданину право приобрести участок земли размером до 160 акров (около 65 га) с уплатой 10 долл. специального сбора. После 5-летнего пользования при непременном условии личной ее обработки земля переходила в полную собственность фермера. За 20 лет после издания этого акта в руки американских фермеров перешло практически бесплатно 65 млн. акров плодородной земли.

После гражданской войны американская промышленность, получившая емкий внутренний рынок, сделала очень большой шаг вперед. К 70 гг. XIX в. промышленность США вышла на второе место в мире (после Англии). Ни одна страна еще не знала таких бурных темпов промышленного развития, какие показали США после Гражданской войны и, прежде всего, в области машиностроения. Американская промышленность стала вполне самостоятельной. Станочный парк страны подвергся серьезной реконструкции, появились первые фрезерный и револьверный станки, а также оригинальные конструкции строгальных, шлифовальных и других металлорежущих станков. Развитие станкостроения позволило производить в массовых (недосягаемых для Европы) масштабах различные бытовые машины (швейные машинки Зингера производились уже сотнями тысяч). После Венской всемирной выставки 1873 г. миру стало ясно, что США уже превосходят Англию в промышленно-техническом соперничестве.

В 1880 г. стоимость валовой продукции промышленности США в 2,5 раза превысила стоимость сельскохозяйственной продукции.

Промышленный переворот в России

Этот процесс в России происходил очень неравномерно в отраслевом и территориальном разрезе и растянулся поэтому на целых полстолетия — начался в 30-х гг. (хлопчатобумажная промышленность), а завершился в 80-х гг. (металлургия). В 1820 г. в Москве работали только две паровые машины, а в 1860 г. в Московской губернии — 191, в Санкт-Петербургской губернии — 247. Накануне освобождения крестьян уже более половины продукции обрабатывающей промышленности (она составляла свыше 60% всей промышленности России) производилось вольнонаемным трудом на фабриках и заводах. В это время в стране насчитывалось примерно 2 млн. механических веретен (в Англии — 30 млн). За 1850-е гг. было построено до сотни машиностроительных заводов, но в металлургии продолжал господствовать крепостной труд. Преодоление технологической отсталости упиралось в отсталость социальную. Начало перестройки крепостного хозяйства требовала сильного толчка. И таким «толчком» стало поражение в Крымской войне