Учебно-методический комплекс "История экономики"

Учебно-методический комплекс "История экономики"
Перейти на сайт obuhova-istu.ru

Введение

Тема I. Хозяйственные отношения в древнейших очагах цивилизации. Азиатский способ производства (IV тыс. до н. э. — начало I тыс. н. э.)

Тема 2. Античное рабство

Тема 3. Формирование аграрного общества в Европе в эпоху Средневековья. Основные признаки феодализма

Тема 4. Первоначальное накопление капитала в государствах Европейской цивилизации (XV — сер. XVII в.

Тема 5. Становление рыночной экономики в странах Западной цивилизации. Промышленный переворот. Индустриализация (конец XVIII — начало XX в.)

Тема 6. Развитие мирового капиталистического хозяйства в конце XIX- начале XX вв. Научно-технический прогресс

Тема 7. Развитие мирового хозяйства между двумя мировыми войнами (1918—1939 гг.)

Тема 8. Развитие мировой экономики во второй половине XX в. Два мира — две системы (1945—1991 гг.)

ведение

Глава 1 ПЕРИОД СТАНОВЛЕНИЯ ВОСПРОИЗВОДЯЩЕГО ХОЗЯЙСТВА, ТИПЫ ДОКАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ХОЗЯЙСТВА

Глава 2 ФЕОДАЛЬНАЯ СИСТЕМА ХОЗЯЙСТВА СУЩНОСТЬ ФЕОДАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ

Глава 3 ГЕНЕЗИС КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКИ. ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

Глава 4 ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ ЗАПАДНОГО МИРА. ПРОМЫШЛЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ В АНГЛИИ

Глава 5 ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В РАЗВИТИИИ МИРОВОГО КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ХОЗЯЙСТВА В КОНЦЕ XIX- НАЧАЛЕ XX ВВ НАУЧНО- ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС

Глава 6 РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИКИ ВЕДУЩИХ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ ГОСУДАРСТВ В МЕЖВОЕННЫЙ ПЕРИОД

Глава 7 СТАНОВЛЕНИЕ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ СОЦИАЛИЗМА В СССР

Глава 8 ХОЗЯЙСТВЕННОЕ РЕФОРМИРОВАНИЕ В СТРАНАХ ЗАПАДА В 1970-1990-е ГГ.

Глава 9 РЕФОРМИРОВАНИЕ ХОЗЯЙСТВЕННОГО МЕХАНИЗМА В СТРАНАХ ВОМСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ

Глава 10 РЕФОРМИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ В СТРАНАХ АЗИИ И КУБЫ

Заключение

Библиография

ХОЗЯЙСТВЕННОЕ РЕФОРМИРОВАНИЕ В СТРАНАХ ЗАПАДА В 1970-1990-е ГГ.

Экономические проблемы современного этапа

Современный этап хозяйственного реформирования ведущих капиталистических стран обусловлен рядом объективных причин. Если экономический кризис 1969—1971 гг. не был глубоким и продолжительным, то крупные экономические кризисы 1973—1975 и 1980—1982 гг. можно было сравнить с великой депрессией 1929—1933 гг. Эти кризисы отличались всеобщностью, так как практически захватили все ведущие капиталистические страны. При этом циклические кризисы переплетались с мировыми отраслевыми, прежде всего сырьевым и энергетическим, и структурными кризисами.

Экономические кризисы тесно связаны с появлением новых производств и технологий, старением ряда производственных отраслей, например, сталелитейной, транспортного машиностроения, угледобывающей, текстильной в 70—80-е гг. Кризис 1973—1975 гг. сопровождался мировым валютным кризисом, неустойчивостью кредитно-денежной системы, усилением инфляции.

Каковы же факторы, вызывающие разбалансированность экономики? К ним, прежде всего можно отнести новый виток научного прогресса, который в середине XX века перерос в научно-техническую революцию (НТР). НТР означала переход к принципиально новой технике и технологии на основе достижений науки и охватила все сферы труда и отрасли производства. С середины 70-х гг. в •едущих развитых странах осуществляется реиндустриализация, которая ознаменована переходом к наукоемким сложным технологиям — информационным и ресурсосберегающим, К биотехнологии, генной инженерии, новым композиционным материалам и т.п.

Вторым фактором, прямо вытекающим из первого, можно назвать возникшее к этому времени в ведущих капиталистических странах несоответствие производительных сил и сложившихся производственных отношений. В послевоенные годы в ряде капиталистических стран — Австрии, Франции, Великобритании, Италии, а позже в США, Японии была реализована широкая национализация промышленности, банков, транспорта. Получило повсеместное распространение огосударствление экономики, проявившееся в сильном государственном регулировании и увеличении доли валового национального продукта (ВНП), распределяемого государством, во многих странах был введен контроль за ценами и 1вработной платой. На определенном этапе эти меры спо­собствовали экономическому развитию, повышению уровня благосостояния народа, росту выпуска продукции.

Однако с середины 1970 — начала 1980-х гг. темпы экономического роста замедлились, стала нарастать инфляция, что обострило конкурентную борьбу. Прежняя модель государственного регулирования экономики была исчерпана, поскольку любая экономическая система имеет пределы для своего экстенсивного роста. Этому способствовали результаты НТР, совершившей глобальный переворот во всем технологическом базисе капитализма, создавшей материальные условия для резкого повышения производительности труда.

Основными задачами в экономике стали капиталистическая рационализация производства на базе новых техники и технологии, а также усиление эксплуатации наемного труда, и в результате — повышение эффективности производства. Это связывалось также с сокращением социаль­ных государственных программ, со снижением вмешательства государства в экономику путем проведения привати-1лции и разгосударствления.

Приватизация на макроуровне призвана укрепить рыночное начало в экономике, осуществить децентрализацию и сокращений государственной предпринимательской деятельности для повышения эффективности всей хозяйственной системы и одновременно снижение бюджетного дефицита, На микроэкономическом уровне задача состоит в улучшении технико-экономических показателей работы отдельных предприятий.

Что же надо понимать под приватизацией? В широком смысле — это один из аспектов общей экономической политики – замедление темпов расширения, а затем и сокращение государственного сектора в хозяйственном развитии. В узком смысле приватизация означает полную или частичную передачу права собственности на капитал определённого государственного предприятия акционерному обществу или частному лицу.

Приватизация связана с целостной системой мер по разгосударствлению, основанных на четырех моментах:

- дебюрократизации управления хозяйством;

- ограничение государственной предпринимательской деятельности;

- стимулировании частного капитала;

- свёртывания регулирования экономики;

В отличие от национализации процесс приватизации не может быть одномоментным актом, этот процесс носи! долговременный характер. Приватизация не может быть и конечной целью обновления общества и экономики, она является лишь одним из средств достижения многих целей как долгосрочных, так и краткосрочных. Идеальной модели приватизации нет ни в одной стране, в каждой выявляются как положительные, так и негативные последствия. Рамки приватизации объективно ограничены: нельзя в относительно короткий срок выгодно и безболезненно распродать большую часть государственного имущества. Главным ограничителем является отсутствие необходимого капитала и неизбежные негативные социальные последствия, вызванные, прежде всего высокими темпами безработицы. Пере ход общества из одного качества в другое практически невозможен без негативных последствий и непопулярных мер.

Процесс приватизации не рассматривается западными поражение государства, речь идет о пересмотре функций и сфер, ранее находившихся в компетенции государства, о более четком разделении прав, обязанностей и ответственности между государственным и частным сектором в экономике. Государственными приоритетами все больше становятся денежная, валютная, кредитно-финансовая и налоговая политика, антимонопольные меры.

Как целенаправленную систему приватизацию впервые стало проводить консервативное правительство М.Тэтчер в Великобритании («тэтчеризм»). Эти процессы быстро распространились сначала в Европе, а затем и в других стра­нах. Явление приватизации — это, по сути, реализация неолиберальной хозяйственной политики.

В 1970 — 80-е гг. процесс приватизации принял общемировые масштабы. К концу 80-х гг. более 80 стран разных континентов — от государств Латинской и Северной Америки до Южной Кореи, Филиппин, Малайзии приняли программы сокращения государственного сектора. В большинстве развитых стран, где была проведена приватизация, экономическое положение улучшилось. К примеру, в Великобритании в результате увеличения налогов и сокращения субсидий госпредприятиям отмечалось укрепление госбюджета.

В процессе приватизации возрастает роль частной собственности, которая выступает, как в новых формах, например собственность различного рода институтов и фондов, доля которых постоянно растет, так и в традиционных, но наполненных новым содержанием — мелкая индивидуальная акционерная собственность. Принципиально новой является форма трудовой акционерной собственности.

Намного возросла роль среднего и малого бизнеса, развитие которого послужило одним из факторов активизации экономики многих стран. Например, Италия превратилась за несколько десятилетий из аграрно-индустриальной в высокоразвитую индустриальную страну, идущую ПО пути к постиндустриализму. Большую роль сыграл мелкий и средний бизнес в ФРГ, где в конце 80-х гг. было около 1,9 млн. мелких и средних фирм (крупных предприятий — 3600), в которых работало 2/3 всего занятого населения страны и производилась приблизительно половина всего валового внутреннего продукта. Государство оказывало им помощь кредитами с низкой ставкой процентов, финансовую поддержку и предоставляло налоговые льготы.

Одним из наиболее интересных явлений в экономике США стало венчурное, или рисковое предпринимательство. Этот феномен был вызван к жизни объективными обстоятельствами, оказавшими существенное воздействие на темпы НТР, на его организационные формы.

венчурная компания, или рисковое предприятие, относится к малому бизнесу. В сфере НИОКР используется для обозначения специфической формы организации НТП в виде небольших компаний, занятых созданием и производ­ством нововведений. В настоящее время в США насчитывается около 125 основных фирм венчурного капитала (ФВК) и несколько сот более мелких региональных фирм. Большинство из них имеет правовую форму партнерства с ограниченной ответственностью в составе 3-4 основных и нескольких ассоциированных участников. Их цель - получение средств от крупных финансовых институтов и инвестирование их в новые, быстро растущие рисковые предприятия. Организаторы фирм, как правило, опытные бизнесмены; кроме того, ФВК могут привлекать в качестве советников известных предпринимателей. Обычно вклад ФВК невелик - 1% общего капитала, при этом ФВК становится Генеральным партнером. Основной фонд формируется за счет крупных финансовых институтов, которые вносят 99% и становятся ограниченными партнерами без права распоряжения фондом. Генеральный партнер ФВК - получает 2% годовых от подписного капитала и 20% или больше от итоговой прибыли. Инвесторы ФВК рискуют собственным состоянием, поэтому получают своеобразную компенсацию за риск. Крупные ассоциативные участники рискуют лишь незначительной частью своего капитала, но в итоге получают значительную прибыль превышающую обычную. Такое распределение прав и обязанностей обоюдовыгодно. ФВК инвестируют в основном ведущие школы бизнеса, крупнейшие университеты и другие научные центры. Примерно 80% венчурного капитала поступает в новейшие отрасли НТП.

Складывающиеся соотношения между государственным и частным капиталом не являются окончательно установленными. Они могут изменяться в поисках более эффективного сочетания, проникая друг в друга. В процессе экономических реформ не только увеличивается число разновидностей различных форм собственности, но меняется и их содержание. В зарубежной практике приватизация в чистом виде зачастую заменяется созданием смешан­ных предприятий. В настоящее время в передовых капиталистических странах наблюдается многообразие типов смешанной экономики, для которой характерно появление промежуточных, переходных форм хозяйственного меха­низма. Они возникают на грани конкуренторыночного и корпоративного регулирования и представляют собой синтез элементов рыночного саморегулирования и администрирования, рыночных и договорных связей.

Все основные черты современной смешанной экономической системы — многосекторность, полиформизм, Взаимодействие — обеспечивают гибкость и целостность этой системы, её относительную устойчивость и стабильность.

Теоретической базой, обосновывающей происходящие Трансформации в экономической сфере ведущих капиталистических стран, выступают новые и обновленные теории — кейнсианство и неоклассический синтез. Теория Дж. М.Кейнса (макроэкономика) направлена на стабилизацию и стимулирование экономического роста, поддержание высокого уровня занятости и ценовой стабильности за счет государственного регулирования. Неоклассическая теория (микроэкономика) опирается на рыночное регулирование цен, в ней рассматривается взаимодействие отдельных потребителей и фирм. Представители этого направления выступают за строгое ограничение государственного вмешательства в экономику. Но это не означает, что они полностью отвергают значение государственного регулирования. В соответствии с неоклассической теорией одна из важнейших целей государственного регулирования состоит в достижении более эффективного распределения ресурсов в рыночной экономике; даже в годы «полной» свободы рынка оставалось вмешательство государства. Пример Японии показывает, что и при относительно низкой доле государственной собственности вмешательство в экономику может быть достаточно эффективным. В ФРГ под контролем находилась половина цен, в Японии централизовано более половины финансирования. Во всех странах со смешанной экономикой, даже в тех, где политика дерегулирования осуществляется наиболее последовательно (США, Великобритания), важнейшей функцией государства остается социальная защита населения.

За глубокими кризисами середины 70-х — начала 80-х гг. и относительно незначительным подъемом между ними последовал самый продолжительный за послевоенное время экономический подъем (1983—1990 гг.), которому способствовала государственная политика, направленная на сужение международного кредита, сокращение потребления определенных видов сырья, ужесточение таможенных преград. Однако уже к концу 1990 г. произошло резкое снижение экономической динамики, первыми спадами были затронуты Северная Америка, Австралия, Северная Европа. С начала 1991 г. в полосу спада вступили страны континентальной Европы, а в середине 1991 г. — ФРГ и Япония. После 1988 г., когда прирост совокупного ВНП развитых стран достиг почти рекордных для 80-х гг. 4,5%, экономический рост стал заметно ослабевать. Государственные меры стимулирования экономического роста оказались неэффективными из-за ухудшения финансового положения, как населения, так и бизнеса, включая банковскую сферу. Кризисные явления затронули, прежде всего, инвестиционные процессы, в ряде стран произошло их абсолютное сокращение (хотя суммарный объем производственных инвестиций остался неизменным), особенно капитальные вложения в новое строительство. Замедление экономического роста привело к увеличению числа безработных в промышленно развитых странах с 6,3% до 7,1% экономически активного населения. Значительно замедлились темпы мирового товарооборота: его реальный объем повысился едва на 3%, причем взаимная торговля развитых капиталистических стран увеличилась всего на 2,2% против 5% в 1990 г. Замедлению темпов, а по ряду показателей и абсолютному снижению экономического роста способствовали война в Персидском заливе, экономический кризис в США и объединение Германии.

Экономический кризис 1990—1992 гг., привел к снижению спроса, вызвавшего уменьшение роста производства. Реальный валовой внутренний продукт в Западной Европе в 1990 г. вырос на 2,7% (против 3,2% в 1989 г.), а в 1991 г. — всего на 0,9%. Абсолютное уменьшение этого продукта в 1991 г. наблюдалось в Великобритании — 2,2%, в Финляндии — 6,2%, Швеции — 0,7%, Швейцарии — 0,5%. В большинстве других стран Западной Европы прирост промышленного производства резко замедлился: в 1990 г. — 2,1% против 3,9% в 1989 г., а в 1991 г. вообще прекратился.

Специальные антикризисные программы в рамках европейских экономических организаций не разрабатывались. Проводилась фискальная политика, направленная на снижение налогообложения в интересах стимулирования наиболее эффективных и перспективных производств. В этом направлении действовала и кредитно-денежная политика, регулирующая процентные ставки, валютные курсы, уровень инвестиций и сбережений. В области занятости были созданы программы обучения, переобучения и переквалификации рабочей силы. Главным итогом кризисного спада производства и проводимой экономической политики стали серьезные структурные сдвиги в производстве, в выпускаемой продукции и распределении ресурсов.

Для выхода из кризиса предусматривается сокращение удельного веса традиционных отраслей и стимулируется развитие эффективных производств, новейших отраслей, основанных, прежде всего на высоких технологиях.

Во второй половине 1992 г. экономика Западной Европы начала выходить из экономического кризиса. Стал повышаться спрос, растут процентные ставки. По оценке экспертов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), прирост ВНП в 1992 г. должен был составить 2,0%, а в 1993 г. — 2,7%, темпы инфляции — снизиться в 1992 г. до 5,1%, а в 1993 г. — до 4,5% (против 5,8% в 1991 г.).

В настоящее время рост производства более активно идет в англоязычных странах и Северной Европе, медленнее — в США. К 1995 г. ожидается рост производства во всех странах.

В последнее десятилетие XX века происходит глобализация производства и потребления, которая стала главным фактором мирового экономического развития. Она означает вхождение всех стран в зависимости от достигнутого каждой из них научно-технического, экономического и социального потенциала в мировое хозяйство, их интеграцию и взаимодействие, размывание границ между национальными хозяйственными комплексами, образование гло­бального экономического пространства. Факторов глобализации несколько. Во-первых, в мире постоянно растет общее число государств. В результате распада колониальной системы, начиная с 1945 г. число стран к началу 90-х гг. увеличилось почти втрое. Новый импульс этому процессу придал распад СССР, Югославии, Чехословакии, приведший к образованию еще двух десятков государств. В случае продолжения этого процесса число самостоятельных государств в мире в ближайшее десятилетие возрастает со 190 до 300. Такое дробление, отразившись на мировом хозяйстве, может повергнуть всю международную систему в хаос.

Вторым фактором можно считать противоречивые последствия НТР, одним из которых стало еще большее отставание некоторых стран, в особенности Азии и Африки от развитых капиталистических государств, и этот разрыв продолжает углубляться.

Путь к решению глобальных проблем лежит в повышении уровня организованности и управляемости мирового сообщества. Учеными был, выдвинут ряд концепций глобального управления, в том числе и А.Д.Сахаровым (1921— 1989). Наряду с другими он выдвинул теорию конвергенции, которую рассматривал как сближение двух мировых систем и идеологий на базе общечеловеческих ценностей. Еще в 1974 г. А.Д.Сахаров в статье «Мир через полвека» отмечал, что «хотел бы видеть зачаток мирового правительства, чуждого каких-либо целей, кроме общечеловеческих»,

В будущем важной частью международной системы несомненно станут региональные объединения, которые уже сейчас доказали свою жизнеспособность. Примером может служить Европейское Сообщество (ЕС), которое с се редины 80-х годов переживает третий этап в своем развитии. Если на начальном этапе в ЕС входили 6 стран, то с 1 января 1995 г. — 15. Круг его интересов значительно расширился: происходят устранение торговых барьеров, создание единого европейского рынка со свободным движением капитала, товаров, услуг и рабочей силы, ожидаются введение к 1996 г. единой валютной системы, к 1998 г. создание Европейского центрального банка, а к 1999 г. введение обшей денежной единицы «экю» и др. По существу речь идет о создании единой суперструктуры — Новой Европы) или Соединенных Штатов Европы («Европы без границ»).

Другими примерами региональных объединений могут служить Организация американских государств (ОАГ), которая стала важным инструментом сдерживания и урегулирования мировых конфликтов; Организация Африканского единства (ОАЕ). Также велика роль ООН в становлении Мирного, более демократичного международного порядка.

К концу века прогнозируется радикальная трансформация всего человеческого сообщества во всех сферах, в том числе и в экономической. По прогнозам СЭПИИ - Центра перспективных исследований и международной ин­формации — одного из основных экономических институтов Франции, с 1990 по 2000 гг. среднегодовые темпы прироста ВНП в развитых капиталистических странах снизятся по сравнению с новыми восточно-азиатскими индустриальными странами (НИС). К 2000 г. США уступят первое место в электронике, а ЕС — в автомобильной промышленности в пользу Японии, которая также сохранит главную роль в производстве электротехнического оборудования. Сократится в мировой продукции обрабатывающей промышленности доля Западной Европы по сравнению с 1988 г. 27,3% до 24,6%; США с 23,4% до 18,0%, и, наоборот увеличится доля Японии и НИС с 22,1% до 26,9%, произойдет вытеснение развитых стран Запада развитыми Странами Азии.

И все же положение Западной Европы в целом выглядит предпочтительнее, чем США. Страны ЕС сохранят лидирующее положение на рынке химической и металлургической промышленности, строительных материалов и вытеснят США с первого места в машиностроении. Таковы прогнозы.

Таким образом, процесс экономических реформ в развитых промышленных странах в последние годы проходил неравномерно, с отклонениями от традиционных форм. Наметившаяся дальнейшая глобальная трансформация мирового хозяйства приведет к еще более радикальным изменениям, в том числе и в положении современных развитых капиталистических стран.

США: «Рейганомика» и ее результаты.

На рубеже 70—80-х гг. инициатива в идейно-теоретической и политической жизни большинства стран Запада перешла к неоконсерваторам, чьи кредо и политика существенно отличались от тех, которые определяли основные параметры общественного развития в течение всего послевоенного периода. В противовес социал-демократической реформистской модели в этих странах начала создаваться во многом отличная от нее неоконсервативная модель.

Основные постулаты неоконсервативной теории сформировали концептуальную платформу консервативного поворота в экономической политике, осуществленного администрацией Р.Рейгана (род. в 1911 г.)

Теоретической основой этого курса являлась концепция предложения. Концепция предложения ставит во главу угла не расходы (частные и государственные), как это делало кейнсианство, а сбережения, и поэтому декларирует необходимость увеличения сбережений и относительное сокращение потребительского спроса.

Важнейшая черта теории предложения — выдвижение налогов на роль главного инструмента фискальной политики. Сторонники теории предложения, пересмотрев взгляды кейнсианцев на экономический механизм бюджетного регулирования, пришли к выводу, что для решения экономических проблем, достижения долгосрочного неинфляционного роста необходимо воздействовать непосредственно на производство путем широкомасштабного и целенаправлен­ного снижения налогов, в особенности сокращения предельных налоговых ставок на прибыль корпорации и личные доходы.

Следующий важный элемент фискальной политики неоконсерваторов — снижение государственных расходов, которое должно проводиться одновременно со снижением налоговых ставок. Основным элементом, подлежащим сокращению, являются социальные расходы, так как именно их консерваторы считают основным дестимулятором «трудовых усилий» и сбережений.

Мероприятия фискальной политики, являясь центральным элементом «рейганомики», отражали эти приоритеты. Главным и наиболее широко рекламируемым элементом «рейганомики» стало принятие в 1981 г. закона о налогообложении. Этот закон предусматривал поэтапное сокращение индивидуального подоходного налога в общей сложности на 23%, сокращение с 70% до 50% максимальной налоговой ставки на доходы от капитала, значительное сокращение сроков амортизационных списаний; увеличение инвестиционной налоговой скидки.

За пять лет налоговые сокращения в совокупности должны были уменьшить поступления федерального бюджета почти на 750 млрд .долл. Предполагалось, что в соответствии с теорией предложения эти меры усилят стимулы к работе, сбережению и инвестированию. Отсюда импульс экономическому росту, уменьшение безработицы, увеличение производительности труда и конкурентоспособности американских товаров на мировых рынках.

На практике теоретическая схема сработала иным образом, не оправдались надежды на быструю и положительную реакцию агентов на снижение налогов. Налоговые стимулы, хотя и были значительными, не могли предотвратить наступление очередного экономического кризиса, который по длительности, глубине падения промышленного производства, безработице и недогрузке производственных мощностей стал самым тяжелым за послевоенный период.

В 1983 г. наступило циклическое улучшение конъюнктуры, ускоренное фискальной и кредитно-денежной политикой. Однако экономическое развитие США и в этой ситуации происходило по сценарию, существенно отличавшемуся от того, который был разработан теоретиками предложения. Так, средние темпы роста реального ВНП в 1981—1985 гг. составили 2,4% — значительно меньше, чем обещала администрация (3,8%). Не было отмечено существенных приростов занятости и предложения трудовых ресурсов. Среднегодовые темпы роста производительности труда за этот период (0,9%), хотя и были несколько выше, чем в 1973—1981 гг. (0,6%), все же значительно уступали соответствующему показателю за весь послевоенный период (1,9%).

Более ощутимой стала тенденция к росту материального неравенства в американском обществе. От сокращения налогов выиграли главным образом состоятельные слои населения, в то время как от свертывания ряда социальных программ в первую очередь пострадали малообеспеченные семьи. В частности, результаты, полученные на основе экономико-математического моделирования сотрудниками Бостонского колледжа Б.Блюстоном и Д. Хейвисом, позволили им заключить, что несмотря на стимулирующий эффект фискальной политики, выгоды от экономического эффекта были распределены столь неравномерно, что богатые стали богаче, а бедные беднее.

Провозгласив изменение налоговой системы главной задачей второго президентского срока Р.Рейгана, республиканцы не могли не учитывать приближения очередных выборов. Поэтому принятый сенатом в 1986 г. «Закон о налоговой реформе» имел целью учесть некоторые критические замечания в адрес закона 1981 г. и компенсировать некоторые его негативные последствия. В этой связи действие налоговых стимулов предполагалось распространить не только на привилегированные классы, но и на всех граждан, сделать ставку на пробуждение предпринимательства и частной инициативы в более широких слоях населения.

Прежде всего, основным мероприятием последней реформы, как и предыдущей, являлось снижение предельных ставок, как индивидуального подоходного налога, так и налога на прибыль корпорации. Учитывая тот факт, что налоги на заработанные доходы увеличились, а на доходы от капитала постепенно снижались, администрация сочла экономически и политически возможным провести широко рекламируемый сдвиг налоговых тягот в сторону бизнеса. Кроме того, сделана попытка отменить большую часть налоговых льгот и закрыть различные «лазейки», с помощью которых многие компании и состоятельные лица в значительной степени уменьшали свои налоговые обяза­тельства.

Однако вряд ли можно рассматривать данную налоговую реформу как победу общих интересов над интересами отдельных групп. Гораздо ближе к истине точка зрения, высказанная бывшим сотрудником казначейства. Он утверждает, что налоговая реформа не способствует росту справедливости и равенства, но представляет собой победу интересов одних групп над другими. Эта победа тех богатых, которые платили много налогов, над теми богатыми, которые широко использовали различные налоговые льготы. В процессе борьбы между ними крошки достались и бедным.

Одним из программных требований неоконсерваторов был демонтаж корпоративных структур (прежде всего профсоюзов), которые, руководствуясь «эгоистическими», корпоративными интересами своих членов, связывают руки предпринимателям и менеджерам, стремящимся добиться роста производительности труда и эффективности производства. В книгах, статьях и речах неоконсерваторов влияние профсоюзов, однако, несколько преувеличивалось, они изображались самыми могущественными группами давления, едва ли не узурпировавшими политическую власть.

Конечно, конфронтация с профсоюзами не являлась самоцелью для Рейгана, который, тем не менее, не останавливался перед откровенно силовыми методами борьбы с организованными трудящимися. Она была скорее лишь способом поставить профсоюзы «на место», чтобы затем достичь соглашения с ними, но уже на принципиально иной основе. Такой основой должен был стать, как заявил в одном их своих выступлений Р.Рейган, не «дележ пирога» и даже не взаимные уступки в социально-экономической сфере, но, прежде всего совместные с бизнесом и государством усилия по повышению производительности труда, эффективности производства и конкурентоспособ­ности. Естественно, что прежние формы сотрудничества (практика социального партнерства), дававшие профсоюзам весьма широкие возможности для выдвижения и отстаивания собственных требований, для этих целей уже не годились, и они были либо отброшены, либо перестали играть прежнюю роль.

В результате проблема согласования интересов и совершенствования соответствующего механизма к концу 80-х гг. вновь стала превращаться в объект обостряющегося политического противоборства.

Критикуя «пороки» созданного усилиями реформистов «государства благосостояния», неоконсерваторы заявляют, что, взяв на себя чрезмерные обязательства в социал-экономической сфере, оно оказалось настолько «перегруженным» и малоэффективным, что перестало должным образом справляться со своими главными, т.е. политическими функциями: соблюдением законности и порядка внутри страны, обеспечением оптимальных условий функционирования экономики. Предпринятые ими практические шаги привели к значительному перераспределению функций государства. Существенно изменилась его роль в экономике. Это стало результатом не только приватизации, но и отказа от директивных методов государственного вме­шательства, ограничения полномочий, а в ряде случаев и демонтажа различного рода регулирующих агентств.

Значение приватизации и менеджеризации государственного управления и сферы социальных услуг выходит далеко за рамки экономии средств, расходуемых на содержание персонала, и государственных расходов в целом. Оно состоит, прежде всего, в том, что в деятельность государства вносится рыночный элемент. Размывается некогда четкая граница государственного и частного. Сфера приложения частного капитала и частной инициативы распрос­траняется на некогда недоступные им секторы. По традиционной бюрократии и ее монопольному управлению наносится серьезный удар.

Однако критики неоконсервативного курса в США не без основания указывают на серьезные издержки чрезмерного, с их точки зрения, ослабления регулирующей роли государства, оборачивающегося невниманием к развитию науки и наукоемких отраслей, внедрению достижений научно-технического прогресса в экономику в целом и особенно в «старые» традиционные отрасли, к порождающей острые социальные и экономические проблемы реиндустриализации.

Вера в целительные свойства «свободного частного предпринимательства» пронизывает всю экономическую стратегию «рейганомики», в том числе и внешнеэкономическую. Теоретически доктрина «фритредерства» лучше всего отвечает сути «рейганомики». Кроме того, на практике свободная торговля становится средством «экспорта рейганомики», когда под флагом борьбы за открытый мировой рынок партнерам навязываются американские концепции развития.

Курс на ослабление торгово-политических барьеров позволил американскому капиталу извлечь максимум из того технологического и финансового преимущества перед конкурентами, которым он обладает в послевоенные годы. В условиях растущей зависимости экономики США от внеш­них рынков и повышения роли наукоемких производств этот курс не только помогает проникновению американских компаний на рынки других стран, но и способствует интенсификации технического прогресса в самих США, структурной перестройке их экономики и решению ряда таких важнейших проблем, как проблема инфляции.

В заключение необходимо отметить, что сторонники теории предложения, послужившей основой «рейганомики», указали на реально существующие «болевые точки» американской экономики: снижение темпов роста произ­водительности труда, сокращение инвестиций, замедление процесса нововведений, потеря конкурентоспособности на мировом рынке. Но предписанные ими лекарства оказались явно недостаточными для излечения. Структурные дефекты нельзя исправить общими мерами, влияющими на поведение хозяйствующих субъектов. Сокращение налогов само по себе не способно ни разрешить проблемы слабых отраслей американской экономики, ни повысить стимулы перелива капитала в новейшие отрасли, ни укрепить кон­курентоспособность американских товаров. Для этого необходима целая серия экономических реформ, так как динамика экономического развития и темпы капиталистического накопления зависят от множества факторов, среди которых уровень налогов является важным, но не решающим. Несбалансированная модель изначально могла рассчитывать лишь на частный успех, что и подтвердили реальные события.

Великобритания: «Тетчеризм»

Великобритания — небольшая страна с населением около 57 млн. чел. — входит в число 7 наиболее развитых государств мира. Мощный экономический потенциал ее складывался столетиями. В значительной степени он был основан на последовательном проведении целесообразной экономической политики, в основе которой лежали идеи либерализма: упор делался на развитие частного сектора, стимулирование частного предпринимательства, свободы торговли. Государство традиционно играло весьма ограниченную роль в хозяйственном развитии английского общества. Однако в XX столетии в экономической политике Великобритании произошли существенные изменения, связанные с усилением вмешательства государства в экономику. Особенно в этом отношении показателен период после 2-й мировой войны.

Уже в первые послевоенные годы была проведена национализация ряда отраслей промышленности: так, в 1945 — 1948 гг. собственностью государства стали банки Англии, многие предприятия угольной промышленности, радио и телеграфная связь с заграницей, электроэнергетическая промышленность, в 1967 г. — предприятия черной металлургии и транспорта. В 70-е годы в руках государства находилось 95,1% акций крупнейшей автомобильной компании «Бритиш мотор лейленд корпорейшн», 62,5% акций электротехнической компании «Ферранти»; 93,5% стали, производилось на предприятиях Британской стальной корпорации, принадлежащей государству. Все большее распространение получала практика создания смешанных государственно-частных компаний. Правительство лейбористов, находившееся у власти в 60—70-е гг., проводило политику низких цен на продукцию национализированных отраслей.

Государство активно использовало различные формы экономического и административного регулирования. Из числа мер экономических это была, прежде всего, бюджетная и финансовая политика, которая заключалась в госу­дарственном регулировании накопления капитала, в повышении или понижении ставки процента, в установлении дифференцированных ставок на прибыль. В качестве административных мер использовались запреты или разрешения на строительство предприятий в определенных районах и пр. Государство активно вмешивалось в отношения между трудом и капиталом, проводя политику принудительного регулирования заработной платы. Лейбористское правительство установило процент ее допустимого ежегодного роста (2,5%, а затем 3,5%); в середине 60-х гг. лейбористы сделали попытку вообще запретить рост заработной платы.

Правительство лейбористов также пыталось планировать экономическое развитие страны. В 60-е годы были последовательно разработаны программа развития английской экономики, а затем «национальный план», практическое воплощение в жизнь которых намечалось соответственно на первую и вторую половину 60-х годов. И программа, и план остались нереализованными, однако результатом попыток их внедрения было усиление темпов инфляции и ухудшение других показателей экономического развития.

Темпы инфляции в конце 70-х годов составили 15% в год — невиданный до того времени в Великобритании уровень. Инфляционные процессы нашли отражение в ускоренной динамике цен на потребительские товары и услуги.

В 70-е гг. замедлился рост производства. Замедлился, а затем в определенные периоды становился нулевым рост производительности труда. В середине 70-х гг. на 10,6% по сравнению с началом 70-х гг. сократился объем промышленного производства. Особенно пострадали текстильная промышленность, строительство. Участились циклические кризисы, удлинились фазы депрессии. Выросла безработица, которая в 80-е годы достигла рекордных за послевоенный период размеров. Снизился уровень жизни населения: потребительские расходы сократились в конце 70-х годов в реальном выражении на 0,5%. Торговый баланс страны систематически сводился с дефицитом: резко вырос внешний долг Великобритании.

Лейбористское правительство пыталось решить эти трудности, особенно четко проявившиеся в период кризиса 1973— 1975 гг., путем усиления государственно-монополистического регулирования. Однако мероприятия лейбористского правительства успеха не имели, так как именно проведение данной политики и явилось в значительной степени важнейшей причиной торможения хозяйственного развития страны.

Это означало кризис системы и методов регулируемой экономики, основанной на кейнсианской концепции. Выход из кризиса был в принципиальной перестройке системы государственно-монополистического регулирования экономики.

Такой путь был найден правительством консерваторов во главе с М.Тэтчер (род. в 1925.). В основе политики правительства консерваторов лежали идеи экономического либерализма: важнейшее положение этой концепции за­ключалось в том, чтобы сократить регулирующую функцию государства в хозяйственной жизни общества, усилить значение рыночных механизмов.

Придя к власти в мае 1979 г., правительство консерваторов практически сразу же стало проводить политику, построенную на принципах экономического либерализма. Реформы, так или иначе, затронули все сферы хозяйственной жизни общества.

В области денежного обращения, финансов и банковского дела консерваторы исходили из монетаристской концепции, ставящей задачу жесткого ограничения денежной суммы в обращении. Средствами для достижения этой цели должны были стать ослабление налогового контроля за функционированием рынка, повышение роли кредитно-денежных институтов, радикальное изменение структуры бюджетного механизма, в частности, отход от прямого и прогрессивного налогообложения частных лиц и предпринимателей.

Одним из ведущих направлений деятельности правительства тори стала борьба с инфляцией. Были сокращены займы, предоставляемые государством частному сектору, стали строго контролироваться темпы роста денежной массы в обращении, был отменен контроль над ценами и заработной платой, повышены ставки процента.

Важным инструментом борьбы с инфляцией и в целом воздействия государства на хозяйственную жизнь был государственный бюджет. Более 90% доходов английского бюджета в конце 70-х — начале 80-х годов составляли налоги. Так, только подоходный налог в 1980—1981 гг. давал около 34% всех доходов бюджета.

В целях стимулирования капиталовложений правительство сдвинуло акцент с прямого налогообложения на косвенное, сократив на 3,5 млрд. фунтов стерлингов прямые налоги на крупные доходы. Одновременно выросли роль и удельный вес косвенных налогов в доходах бюджета. Если в 1979 г. они составили 34% всех поступлений в бюджет, то в 1981 г. — уже 39%. Были повышены ставки налога на добавленную стоимость с 8 до 15%. Этим налогом облагался широкий ассортимент товаров первой необходимости, включая бытовые услуги и медицинскую помощь. Кроме того, до 17% были повышены учетные ставки Банка Англии.

Существенной составной частью антиинфляционных мер консерваторов было их стремление к ограничению государственных расходов. Так, на 4 млрд.фунтов стерлингов были уменьшены государственные расходы на промыш­ленность, коммунальное и дорожное хозяйство, развитие культуры, просвещение. Проводилась политика сокращения внутреннего потребления.

Антиинфляционная политика правительства М.Тэтчер имела положительные результаты. Уже в 1982— 1983 гг. темпы инфляции снизились до 5%, в конце 80-х гг. — до 3% в год, то есть до величины, рекомендуемой монетаристской школой в политэкономии.

Другим важнейшим направлением реформ был курс на значительное сокращение или (в ряде отраслей хозяйства) на полную ликвидацию государственного предпринимательства. Это выразилось, прежде всего, в осуществлении широкой денационализации предприятий государственного сектора экономики и преимущественном стимулировании частного бизнеса.

С начала 80-х годов были существенно сокращены расходы на содержание государственных предприятий и фирм. Так, если на содержание национализированных отраслей в 1983—1984 гг. было выделено 6,1 млрд.ф.ст., то уже в 1984—1985 гг. 5,6 млрд.ф.ст.

С 1980 г. правительство М.Тэтчер приступило к проведению крупномасштабной кампании по денационализации государственных предприятий. Частным фирмам продавались богатые месторождения нефти в Северном море, заводы по производству радиоактивных изотопов, нацио­нальная компания по перевозке грузов, угольные шахты и пр. Особое внимание правительства было направлено на приватизацию нефтяной, сталелитейной, авиакосмической промышленности, воздушного транспорта. Характерно, что в частные руки продавались только прибыльные предприятия. Резко сократилась доля капиталовложений в английскую экономику со стороны государственных органов (центрального правительства и местных органов власти) и на­ционализированных отраслей хозяйства: в начале 80-х гг. она составила всего 25% против 50%, характерных для периода пребывания у власти лейбористской партии.

Правительство тори увеличило налоговые льготы частному бизнесу. Ставка налога на прибыль крупнейших корпораций была последовательно снижена сначала до 50, а затем до 35%. Выросла сумма кредитов, предоставляемых банками промышленным компаниям. Были отменены взносы предпринимателей в фонды социального страхования на занятую рабочую силу. Правительство шло по пути последовательного расширения уровня свободы хозяйственной деятельности предпринимателей. В 1982 г. было отменено положение, введенное лейбористами, о преимущественном принятии на работу членов профсоюза.

На отдельных предприятиях были значительно ограничены права профсоюзов. Были объявлены незаконными все виды забастовок солидарности. Стимулирование деловой активности частных предпринимателей положительно сказалось на общем ходе экономического развития Великобритании.

Реформы кабинета М.Тэтчер затронули и внешнеэкономическую сферу английской экономики. В октябре 1980 г. были отменены все ограничения на экспорт капитала, которые существовали в стране уже 40 лет. После отмены валютных ограничений вывоз частного капитала из Великобритании стал расти более быстрыми темпами, чем в 60-е гг. Только за 1979—1981 гг. экспорт капитала составил 11,3 млрд.ф.ст.; в начале 80-х гг. среднегодовой размер внеш­них инвестиций частного капитала колебался около 3,5 млрд.ф.ст. Основная часть английского экспорта капитала (4/5 от его общего объема) направлялась в развитые индустриальные страны с рыночной экономикой, прежде всего в США, Канаду, страны Европейского Экономического Сообщества. В частности, уже в 1982 г. Великобритания, опередив Нидерланды, стала крупнейшим иностранным вкладчиком в американскую экономику. На развивающиеся страны приходилось только 18% прямых английских капиталовложений.

Правительство Великобритании поощряло вложения иностранного капитала в свою экономику. Ведущее место среди иностранных инвесторов в Великобритании занимали американские компании. Кроме того, весьма успешной в этом отношении была деятельность некоторых развивающихся стран с относительно высокими темпами экономического роста. Так, в народное хозяйство Великобритании в 80-е годы успешно вкладывали капиталы Бразилия, Мексика, Индия, Сингапур, Филиппины.

Пристальное внимание правительство Тэтчер уделяло вопросам внешней торговли. Уже в начале 80-х годов экспорт страны стал превышать импорт. Важнейшим стабилизирующим фактором в этой сфере являлись поступления от продажи нефти. А в 1980—1983 гг. Великобритания стала одной из немногих развитых капиталистических стран, которым удалось свести торговый баланс со значительным (1,1 млрд.ф.ст.) превышением экспорта над импортом. Для того, чтобы обеспечить необходимый уровень конкурентоспособности английских товаров на мировых рынках, правительство консерваторов разработало серию мероприятий, направленных на интенсификацию производства, стимулирование роста производительности труда, а также на снижение затрат на заработную плату.

Правительство М.Тэтчер провело структурную перестройку национальной экономики. Рационализация производства, в частности, осуществлялась за счет освобождения от излишней рабочей силы на предприятиях.

Результаты реформаторской деятельности правительства консерваторов проявились очень быстро. Уже в 1982 г. в стране стал очевидным рост производства, усилившийся с конца 1983 г. Эксперты, анализирующие ситуацию в экономике Великобритании того периода, предполагают, что основным фактором поддержания относительно высоких темпов экономического роста страны в середине и конце 80-х годов выступало личное потребление. На росте же личного потребления населения благоприятно сказалось снижение темпов инфляции. Кроме того, положительное воздействие оказал и важнейший элемент налоговой политики правительства — снижение подоходного налога.

Отмечен значительный рост валового внутреннего продукта (ВВП), более быстрыми темпами стали развиваться английская промышленность, а также непромышленные отрасли хозяйства: торговля, связь, транспорт, улучшились показатели состояния финансово-банковской сферы экономики. Таким образом, уже в середине 80-х гг. Великобритания показала средние темпы экономического роста, характерные для развитых стран.

Поднятию уровня промышленности в 80-е гг. способствовало то, что большая часть инвестиций направлялась на замену и модернизацию оборудования, внедрение новых энерго- и ресурсосберегающих технологий. Например, уже в начале 80-х годов вложения в машины и оборудование составили более 76% всех инвестиций, направленных в обрабатывающую промышленность страны. Постоянно росли капиталовложения в нефтедобычу.

Промышленному росту способствовало то обстоятельство, что кадры, занятые в английской промышленности, являлись одними из самых квалифицированных в мире. Правительство Тэтчер сохранило высокий уровень расходов на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы в военной области, основную долю расходов взяло на себя государство. Так, в первой половине 80-х годов 70% военных разработок в области авиаракетной промышленности финансировались из государственного бюджета. Все научно-исследовательские работы по разработке ядерного оружия велись под контролем государства. Характерно, что Великобритания имеет положительное сальдо в торговле лицензиями. По объему промышленного производства Великобритания занимает 5-е место в мире после США, Японии, Германии и Франции.

Ведущими отраслями производства являются станкостроение, электротехническая, авиационная, химическая, электронная и автомобильная промышленности.

Успешно развивается сельское хозяйство, в котором занято около 2% самодеятельного населения страны. Сельское хозяйство отличается высоким уровнем механизации и производительности, оно дает примерно 80% всего не­обходимого стране продовольствия, в том числе обеспечивает страну мясом на 88%, потребности в пшенице удовлетворяются за счет внутреннего производства на 106%. Важнейшей отраслью сельского хозяйства является животноводство (мясомолочное, овцеводство, свиноводство, птицеводство), которое дает более 70% всей сельскохозяйственной продукции.

Правительство тори способствовало проведению мероприятий, ведущих к усилению интенсификации в земледелии, стимулировало развитие сельскохозяйственной науки с целью выведения новых высокопродуктивных пород скота и селекции высокоурожайных сортов растений. Характерной чертой аграрного развития Великобритании 80-х гг. было сращивание аграрного и промышленного капитала путем интенсивной интеграции.

В 80-е годы сельскохозяйственное производство росло в среднем на 3% в год, а в отдельные годы даже на 5- 6%. Это наиболее высокий прирост среди крупных капиталистических стран.

Итак, в результате энергичной деятельности правительства консерваторов в экономической жизни Великобритании произошли перемены к лучшему: остановлен спад производства в промышленности, резко сокращен уровень инфляции, укреплены позиции Лондона как одного из финансовых центров мира.

В настоящее время Великобритания сохраняет лидирующие позиции по ряду важнейших экономических показателей. Так, она находится на 2-м месте в мире по объему заграничных инвестиций, на 4-м по доле экспорта, на 5-м по объему промышленного производства.

Основные выводы

  1. С середины 70-х годов ведущие западные страны столкну¬лись с рядом существенных проблем как глобального, так и локального масштабов (экологические, сырьевые, энергетические, напряжение материальных, финансовых, трудовых ресурсов в военно-промышленном комплексе, структурная перестройка экономики, выдвинутая новым этапом НТР и др.). Все это потребовало поиска и реализации, качественно новых социально-экономических программ.
  2. В основу их теоретического обоснования легли неомонетаристские идеи: отказ от чрезмерного, подавляющего контроля за деятельностью рынка, проведение жесткой денежной и устойчивой налоговой политики, сохранение бюджетного равновесия, соблюдение режима порядка и законности как обязательного условия свободной рыноч¬ной экономики.
  3. В ряде стран (особенно в США, Великобритании и др.) в целях преодоления кризисов середины 70—начала 80-х гг., повышения эффективности производства, конкурентоспо¬собности проводилась так называемая консервативная поли¬тика. Она, в частности, включала сокращение социальных расходов государства, широкую приватизацию государствен¬ной собственности, сокращение прямого вмешательства го¬сударства в экономику, децентрализацию, приоритетность частномонополистических форм планирования.
  4. Во многих странах (Великобритания, Франция, Италия и др.) осуществлены реформы управления государственны¬ми компаниями, предоставляющие им больше хозяйствен¬ной свободы и финансовой самостоятельности, отменяю¬щие чрезмерную централизацию и жесткий контроль со стороны государства. Государственный сектор отказался от прямого регулирования цен и тарифов. Преодолению инфляции и расстройства денежной системы во многом способствует гибкая кредитно-денежная политика. На до¬лгосрочное стимулирование экономического роста направ¬лено сокращение налогового бремени (например, в США, Великобритании, ФРГ, Японии и др.).
  5. Стало довольно ощутимым сокращение государствен¬ных расходов на социальные нужды (здравоохранение, образование, муниципальное жилищное строительство, по¬собия, выплаты и т.д.).
  6. Мировой опыт хозяйственного реформирования на ны¬нешнем этапе весьма обогатился за счет непростого реше¬ния социально-экономических проблем в странах бывшего социалистического лагеря.
  7. Итак, множественность моделей выхода из кризисных ситуаций, преодоления серьезных социально-экономических трудностей на современном этапе являет собой, пожа¬луй, образец гибкого маневрирования и приспособления к сложным условиям воспроизводства, выработки «эффек¬тивного синтеза» рыночного механизма и государственно¬го регулирования.